Русский
Русский
English
Статистика
Реклама

Придумать

Периодика как заработать 70 млн рублей на фотоальбомах для хипстеров и вязальщиц с командой из 6 человек

27.12.2019 15:03:15 | Автор: admin

ПРИДУМАТЬ 27 декабря 2019

Периодика: какзаработать 70 млн рублей на фотоальбомах для хипстеров и вязальщицс командой из 6 человек

Фото

АндрейРапуто

ПРИДУМАТЬ 27декабря 2019

Периодика: как заработать 70 млн рублейна фотоальбомах для хипстеров и вязальщиц с командой из 6человек

Фото

АндрейРапуто

В 2015 году венчурный фонд Impulse Ventures искал ответственного иувлеченного CEO для запуска технологического стартапа в России настыке полиграфии и фотографии. Москвичка Варя Веденеева идеальноподходила на эту должность: ее первый бизнес был связан сфотографией, а в качестве хобби она печатала собственные блокноты.После нескольких встреч в том же году родился проект поизготовлению фотокниг Периодика. С тех пор команда сейчас их 6человек выполнила 72 тыс. заказов (в продуктовой линейке естьтакже открытки, календари и наборы снимков). Выручка компании вэтом году приблизилась к 70 млн руб. Варвара Веденеева рассказалаInc., как участие в маркетах помогло ей пересмотреть своепредставление о клиентах, зачем проводит репетицию Нового года вавгусте и что помогло ей избавиться от злобных отзывов винтернете.

Перед Новым годом в компанииПериодика Вари Веденеевой всегда аврал. Фотоальбомы, которые онипродают популярный подарок и справиться с резким скачком спросане так-то легко. Однажды из-за сбоя в системе Варе пришлосьбуквально лично развозить заказы. Поэтому теперь, чтобыотрепетировать все возможные проблемы и проверить все узкие места,команда устраивает себе искусственный Новый год в конце лета провоцирует аналогочиное предпраздничному резкое повышение спросаза счет скидок.

Удачное знакомство

Периодика второйпредпринимательский проект москвички Варвары Веденеевой. Уволившисьс позиции креативного директора из интернет-магазина женской одеждыTrends Brands, в 2013 году она вместе с бывшей коллегой открыла B2Bпродакшн-агентство Picls. Бизнес-идея казалась перспективной:создавать фотоконтент для ретейла, e-commerce и лайфстайл-проектов.Однако бизнес двигался в сторону бутикового агентства, а Варехотелось большего масштаба и технологичности и через 2 года онавышла из проекта.

В бизнес по печати фотокнигВарвара пришла случайно. Еще работая в Picls, она в качестве хоббипечатала блокноты для себя и дарила их друзьям. Один из них как-тов разговоре обмолвился, что фонд Impulse Ventures хочет запустить вРоссии стартап по печати фотокниг, но пока не нашел человека,готового возглавить такой проект.

Это был проект на стыкевсего, что мне интересно: фотография, полиграфия и мобильноеприложение, рассказывает Веденеева. А я всегда называла себяканцелярской душонкой, поскольку очень люблю качественнуюполиграфию.

Кроме Периодики Варя ведетеще один собственный проект #365done бесплатный конструкторчек-листов и магазин еженедельников. К нему она относится как кхобби.

Весной 2015 годапредпринимательница провела несколько встреч с представителямифонда, харизматично выступила и убедила их, что именно она идеальный руководитель нового проекта. Спустя 5 месяцев появилосьООО Периодика Пресс, в котором Веденеева получила долю свозможностью ежегодного увеличения при условии выполнения KPI(сейчас она выросла, но точный размер доли Веденеева неназывает).

Всего в компанию было вложено$200 тыс. Треть этой суммы ушла на разработку мобильногоприложения. Его первую версию вскоре выложили в AppStore, послечего приступили к определению пользовательских сценариев,устранению багов и выстраиванию операционного процесса.


Периодика в цифрах:

Источник: данные компании


$200 тыс.

первоначальные инвестиции


72 тыс.

заказов выполнила компания за 4 года


6

сотрудников в команде


8 млн

руб. выручка за 2016 год


70 млн 

руб. планируемая выручка за 2019 год


2,9 тыс.

руб. средний чек в 2019 году

Без гирь, но с косяками

Компания Периодиказадумывалась как технологический стартап поэтому непосредственнопечать и доставку сразу отдали на аутсорс. У нас два главныхпартнера, а я сижу будто в рубке и отвечаю за программноеобеспечение чтобы все работало идеально и было удобно дляпользователей, смеется Варвара.

Оформленный на сайте или вприложении заказ вместе с соответствующей документацией моментальнопоступает в админки Периодики и ее аутсорсеров. При этомтипография получает файлы, уже прошедшие автоматическуюпредпечатную обработку, это позволяет сократить срок выполненияуслуги до рекордных трех дней (2 дня на печать и 1 день надоставку). Мы четко подгадали, когда и в каком виде нужно сдатьзаказ в печать с учетом всех технологических особенностей. Мало ктоспособен доставить такой продукт уже на третий день, говоритВеденеева.

За 4 года работы Периодикасменила 4 типографии и 2 службы доставки. Варвара признается, чтоиз-за высоких требований (наличие определенного ПО,месторасположение, соблюдение сроков) не все поставщики услугготовы работать с ее компанией. Но об открытии своей типографии илизапуске собственной службы доставки в Периодике даже незадумывались.

Это нерентабельно, уверена Веденеева. Необходимо помещение с определеннойтемпературой, дорогостоящее оборудование и специалисты, которыемогут правильно его обслуживать и содержать. Поэтому выгоднееотдать эти процессы на аутсорс компаниям, которые профи в своемделе. Любое оборудование это в нашем случае гиря на ноге.

Случалось, что подрядчикисерьезно подводили компанию. Однажды Периодика получила несколькодесятков негативных отзывов на маленькую фотокнигу онарасклеилась сразу после доставки клиентам. Типография признала вину(произошел сбой в работе клеевой машины) и согласилась перепечататьза свой счет заказы за весь месяц. Другой косяк пришлосьразгребать самостоятельно. В 2017 году служба доставки сообщила,что не успеет доставить 300 заказов до Нового года. Мне ничего неоставалось делать, как поехать на склад, забрать все заказы и самойна такси развозить по адресам 30 и 31 декабря, вспоминаетВеденеева.

На маркет за хотелками

Изначально в Периодикесчитали ядром своей целевой аудитории хипстеров. Варя видела вкачестве своих клиентов своих приятелей: Когда мы начинали, яориентировалась на людей, которые снимают на телефон, обрабатываютфотографии и хотят быстро и удобно оформлять заказы.. Но спустягод выяснилось, что это лишь малая часть: по словам Варвары, ееклиенты скорее зрелые люди, для которых важны тактильность,детали, качество и эмоциональная составляющая продукта (чтобы онбыл sustainable). В результате компании пришлось многое поменять вконтенте, стратегии продвижения и сценарии оформления заказа.

Понять своего клиента помоглоучастие в маркете Пикник Афиши, фестивале журнала Veter илокальном маркете, посвященный вязанию. Про последний Варварерассказала ее подруга, Инна Прохорова, основательница брендаРадуга грез. Я поняла, что очень многое упускаю и сужаю нашуаудиторию. Я стала мыслить шире, вспоминает Варвара. На маркетахкоманда Периодики выставляла готовые продукты и наблюдала зареакцией людей.

Для диджитал-бизнеса такоеживое общение просто необходимо, считает Веденеева. Ты можешьдолго анализировать воронку и смотреть, где кто отваливается, но непоймешь почему. В онлайне люди этого не напишут, а на маркетах ониоткрыто делятся своими хотелками и говорят, что их не устраиваетв процессе оформления заказа.

По словам Варвары, оченьважно построить связку: получение обратной связи от клиентов гипотеза проверка гипотезы обновление функционала. Например,она выяснила, что аудитория старше 60 лет из описания на сайте непонимала, что в стоимость фотокниги включены и сама книга, и печатьфотографий. Общение помогло ей решить и проблему негативных отзывовв AppStore.

Заказ не доставили вовремя и клиент на негативе пишет злобный отзыв, но это не релевантнаяреакция, поскольку не относится к самому продукту, рассуждаетВеденеева. При этом сам отзыв в App Store отображается толькочерез сутки у нас даже нет возможности как-то решитьпроблему.

Команда Периодикипридумала, как обойти этот момент. Как только клиент получаетзаказ, ему на почту приходит письмо с обратной связью. При выборе 5звезд он сразу переходит на страницу AppStore, где ему предлагаютнаписать отзыв. Если же оценка клиента ниже, его перенаправляют наформу обратной связи. После этого с заказчиком связывается менеджерпо работе с клиентами и предлагает варианты решения проблемы. Варяпризнается, что подобную оперативную реакцию клиенты оченьценят.



Глеб Ширяев,

директор по маркетингу и электронной торговле, FotoПроект


Внимательно наблюдаем за развитием Периодики и можем отметитьее сфокусированность: они предлагают клиентам очень ограниченныеварианты выполнения фотокниги. То есть заказчик скован в выборебумаги и дизайне обложки. С другой стороны, это позволяетПериодике не распыляться. Также из преимуществ можно отметить ихумение углубленно работать со своей аудиторией они не гонятся заохватами, а работают очень персонально.

Недостатки вытекают из преимуществ: книги невозможнокастомизировать, у фоторедактора ограниченное число инструментов.Периодика использует офсетный метод печати, но цена ее продуктавыше, чем у тех, кто применяет печать на фотобумаге.

По нашим оценкам, рынок фотокниг сейчас растет на уровне 30% в год.Этот формат успешно замещает традиционную печать фотографий, спросна которую стагнирует.

Имитация праздников

Веденеева называет себябережливым СЕО. Получив инвестиции один раз, я стараласьэкономно и с умом подходить к тратам в первую очередь, не сливатьвсё на маркетинг и не раздувать штат, говорит она.

Периодика отказалась отконтекстной рекламы, поскольку считает, что ее потенциальный клиентуже знаком с фотокнигами, но ищет продукт, который удовлетворит егоэстетические потребности.

Мне кажется, человек,который набирает в Google фотокнига оформить, скорее всего,впервые столкнулся с такой потребностью. Он наверняка пойдет туда,где дешевле, даже если у компании будут топорными и сайт, ипродукт, поясняет Варвара.

В Периодике уверены, чтодля подобных лайфстайл-продуктов очень важна визуальнаясоставляющая. Поэтому из всех социальных сетей компанияпредпочитает использовать Instagram, а из рекламных инструментов контентный маркетинг, таргетированную рекламу и работу с блогерами.И если за контент отвечает сотрудник в штате, то за рекламу небольшие узкопрофильные агентства на аутсорсе с релевантным опытомработы. Например, Варвара привлекает аналитиков, которые раньшесотрудничали с магазином мужской одежды FOTT и умеют искать нужнуюаудиторию. Это филигранная работа со всеми когортами. Намногоэффективнее отдать такую работу на аутсорс, чем наниматьмногопрофильного человека в штат, считает Веденеева.

В целом, Периодика тратит10% от выручки на диджитал-рекламу и 5% на работу с блогерами. Вноябре-декабре из-за праздников рекламный бюджет возрастает до 20% многие заказывают фотокниги в подарок.

Варвара категорически противстимулирования продаж с помощью акций и скидок. Во-первых, у менянет возможности снижать цену на 50-80% из-за высокой себестоимостипродукта. А во-вторых, это психологически неприятно мне, какклиенту, не хочется чувствовать себя обманутой всё оставшеесявремя, поясняет она.

Впрочем, одну акциюПериодика всё же устраивает. В августе и сентябре она предлагаетклиентам вторую фотокнигу в подарок. Таким образом компанияувеличивает нагрузку на типографию (во время акции число заказовувеличивается в 23 раза), чтобы выявить узкие места до наступлениявысокого сезона. Мы специально удваиваем нагрузку на нас и наподрядчиков, тем самым имитируя декабрьские деньки. Это позволяетподготовиться к праздничному ажиотажу, признается Веденеева.

Мне хочется охватить все области, где людям нужно иметь в видематериального объекта то, чем мы привыкли пользоватьсяв гаджетах.

Без блесток и мультиков

Изначально Периодикапредложила клиентам 3 услуги: маленькую фотокнигу, открытки ипечатные снимки. Затем продуктовая линейка расширялась иизменялась. В целом, за 4 года своей работы компания запустилаоколо 20 продуктов, но многие в итоге оказались невостребованнымироссийской аудиторией (например, популярные в США открытки в Россиииспользуют гораздо реже). А от некоторых пришлось отказаться из-затехнологических особенностей. Например, типография не моглакачественно и в срок сделать маленькие фотокниги (из-заособенностей клеевой машины) и наборы снимков (на производствеотдел фасовки их путал и терял). Недавно, говорит Варя, снимки иоткрытки получилось вернуть производство приобрело новоеоборудование.

Сегодня у Периодики 9продуктов. Большая часть из них фотокниги в мягкой, твердой итканевой обложке на 40 и 80 страниц (от 1,79 тыс. руб. до 4,49 тыс.руб.).

По словам Варвары,полиграфический бизнес не отличается высокой гибкостью. Чтобызапустить в производство какой-то новый нестандартный продукт, ейприходилось погружаться в технологический процесс и придумыватьрешения вместе с подрядчиком.

Иногда я сама склеивалафотокниги из разных блокнотов и книг, которые привозила изпутешествий, что-то рисовала от руки и приходила к подрядчику сэтой задумкой. Практически всегда в типографии закатывали глаза иговорили, что так не принято либо это невозможно сделать, вспоминает СЕО Периодики.

Как-то Веденеева заметила,что клиенты часто заказывают фотокниги, состоящие только из детскихфотографий. Тогда ей пришла идея охватить сегмент аудитории сдетьми новыми продуктами под отдельным брендом.

К сожалению, в этой нишеочень много безвкусицы: блестки, принцессы и другие мультяшныеперсонажи, хотя детский альбом предназначен для заполненияродителями, а не детьми, говорит Варвара. Представьте, вам 30лет, у вас высшее образование и высокий статус в обществе, а васпросят заполнить альбом с блестками! Поэтому мне и захотелосьсделать достойный продукт без сахарности, которая свойственнадетскому сегменту.

Чтобы реализовать свою идею,Веденеева в марте 2019 года наняла бренд-менеджера. Вместе с нейона съездила на крупную выставку детских товаров Playtime Paris вПариже и заказала образцы похожих продуктов со всего мира. Новыйбренд получил название Детская (хотя, по признанию Варвары,никому из ее знакомых с детьми нейминг не понравился). А первымпродуктом в линейке стала Детская книга с ее помощью родителимогут хранить воспоминания (фотографии, факты, истории, рисунки),связанные с первым годом жизни их ребенка.

Опираясь на собственныйвкус и опыт, мы сделали компиляцию всего самого классного, чтоувидели, и адаптировали это под российское восприятие, рассказывает Веденеева. Например, когда я ездила на ретрит вГерманию, в анкете был вопрос о том, как моя мама узнала обеременности и как на это отреагировали родственники. Мнепоказалось это очень интересным поэтому такой вопрос я такжевключила в книгу.

Сегодня в линейке брендаДетская 3 продукта: детская книга (4,99 тыс. руб.), набор из 30фотографий на самоклеящейся основе (990 руб.) и дневникбеременности (1,99 тыс. руб.). Четвертый продукт фотокнигу планируют запустить в первом квартале 2020 года. На запуск бренда ипроизводство первой партии ушло 1,2 млн руб. В сентябре продали 86книг, в октябре 114 книг. С июня по декабрь 2019 года выручкасоставила 2,6 млн руб.

Пока мы продаем готовыенапечатанные продукты, а их не так просто масштабировать. На них мыне зарабатываем это скорее имиджевый момент. До конца первогоквартала 2020 года и проект станет еще более прибыльным имасштабируемым, уверена СЕО Периодики.

Для диджитал-бизнеса живое общение просто необходимо. Ты можешьдолго анализировать воронку и смотреть, где кто отваливается, но непоймешь почему.

Всё в печать

Выручка Периодики запрошлый год составила 65 млн руб. По оценкам Веденеевой, в 2019году эта цифра приблизится уже к 70 млн. Размер прибыли она нераскрывает объясняет это тем, что все заработанные деньги идут назапуск новых продуктов и направлений.

Сегодня в команде проекта 3штатных сотрудника (остальные работают на фрилансе). По мнениюВарвары, этим небольшим составом компания сможет справиться даже строекратным увеличением числа заказов.

В планах Периодики открытие суббрендов, которые будут охватывать какую-то одну областьжизни. Мне хочется охватить все области, где людям нужно иметь ввиде материального объекта то, чем мы привыкли пользоваться вгаджетах. Digital-хранение подходит не для всех сфер, делитсяВеденеева. Кроме проекта Детская, в 2020 году компания намереназапустить еще 2 новых направления. Одно из них B2B позволитмалому бизнесу печатать фотоальбомы, книги или годовые отчетынебольшими тиражами. По подсчетам Варвары, на запуск этогонаправления потребуется 1 млн руб.

Еще одно планируемоенаправление запуск нового бренда в Европе (где именно вкомпании пока не уточняют), на что потребуется еще 34 млн руб.Посмотрев образцы на международной выставке в Германии, я понялачто нам есть, что предложить, рассказывает Веденеева. При этом вЕвропе, по ее словам, проще с логистикой, а средний чек выше.

Несмотря на высокуюконкуренцию, СЕО Периодики не боится копирования. По ее словам,уже несколько подобных компаний открылись, но через год вынужденыбыли свернуться.

Мало просто взять ископировать важно знать технологические нюансы, правильновыстроить цепочку заказа, настроить рекламу. Уникальность нашегопродукта в сроках и удобстве заказа, а это не так уж легкоповторить, резюмирует Варвара Веденеева.

Ошибки Вари Веденеевой

1.Начали с мобильного приложения

Для запуска достаточносделать beta-продукт на чем угодно. Мобильная разработка дорогая идолгая, поэтому сейчас я думаю, что стоит сначала запускатьсайт.

2.Почти год потратили на создание линейки товаров

Мы слишком много временипотратили на разработку продукции. Сейчас я понимаю, какие товарыдолжны быть. Думаю, что запуститься без опыта с идеальной матрицейтоваров сложно, но сейчас я могу использовать этот опыт в нашихдочерних проектах, например, в Детской.

3.Много экономила

Я до сих пор боюсь тратитьденьги. С одной стороны, это хорошо, я не трачу впустую и не сливаюбюджет, с другой стороны из-за этого мы не выросли в этом годутак, как я изначально планировала.

4.Не просила помощи

Я думаю, что я могуиспользовать свой социальный капитал намного эффективнее, еслиначну просить и предлагать первой. Сейчас с этим стало чуть проще,но я продолжаю работать над этим.

5.Не подумала о запасных вариантах

В производственной сфереважно иметь не 1 запасной вариант, а, условно, 10. Нужно заранеесогласовать и утвердить все виды бумаг, с которыми мы работаем.Если вдруг с основной бумагой перебои в поставках (а это нередкость), то мы быстро переходим на другую. Я поняла это не сразуи потрепала себе нервы.

6.Не разбиралась в ценах

Я не люблю торговаться. Ялюблю платить деньги и считаю, что любая сделка должна быть вформате win-win, но часто это доверие воспринимается, как способнаживы. Поэтому теперь я делаю 3-4 просчета в разных местах, сверяюцены, общаюсь с технологами и разбираюсь в том, из чего формируетсясебестоимость.

Подробнее..
Категории: Придумать

Главная цифра бабло. Я же адекватный человек.Тоня Самсонова о новом сервисе Яндекс.Кью и заморозке TheQuestion

17.12.2019 12:03:20 | Автор: admin

ПРИДУМАТЬ 17 декабря 2019

Главная цифра бабло. Я же адекватныйчеловек. 

Тоня Самсонова о новом сервисе Яндекс.Кьюи заморозке TheQuestion

Фото

ДАРЬЯ МАЛШЕВА ДЛЯINC.

ПРИДУМАТЬ 17 декабря 2019

ТоняСамсонова, Яндекс и TheQuestion: Главная цифра бабло. Я же адекватный человек

Текст

НИКИТА КАМИТДИНОВ

Фото

ДАРЬЯ МАЛШЕВА ДЛЯINC.

В марте 2019 года Яндекс купил сервис вопросови ответов TheQuestion, который запустила бывшая журналисткарадиостанции Эхо Москвы Тоня Самсонова. К тому моментуинтернет-гигант уже около года развивал схожий продукт подназванием Знатоки. Теперь Яндекс запускает новый проектна базе предыдущих  Яндекс.Кью. Знатокии TheQuestion в скором времени заморозятза ненадобностью. По условиям сделки c TheQuestion, ТоняСамсонова вместе с командой перешла работатьв Яндекс  теперь она руководит запуском Кью. Онарассказала Inc., зачем Яндексу новый сервис, как топ-менеджментЯндекса помогает ей критикой от которой больнои стыдно, и что нужно медиа, чтобы крепко стоятьна ногах в непростую для них эпоху.


Если мы не внедрим технологии сегодня, то завтрадля нас не наступит

 Что дал Яндексу TheQuestion  и наоборот?

 Ценность TheQuestion в сообществе людейи культуре общения, которая там сложилась. Приходят новые людии повторяют то, что делали до них, складываются локальныемемы, культура общения передается из поколенияв поколение. Мы понимали, что Яндексу не интереснопокупать медиа, в котором есть ограниченное количестворедакторов, способных выпускать ограниченное количество текста,потому что это не масштабируется, а корпорация должнарасти. Яндекс был заинтересован в покупке сервисас живым сообществом людей, способным органически растии расширяться, и сложившейся культурой общения, которуюдолго строить самому.

В какой-то моментаудитория стала настолько большой, что технологии, которымимы пользовались в TheQuestion, перестали соответствоватьтем задачам, которые мы ставили перед собой. Мы понимали,что не разовьем технологии так быстро, потому что у наснет такой компетенции, а строить их долгои дорого. Но технологии необходимы уже завтра и если мы не внедрим их сегодня, то завтрадля нас не наступит. У Яндекса эти технологии есть.

 Какие конкретно технологии вы имеетеввиду?

 В первую очередь,это технологии для защиты пользователя от травли, буллинга,накруток и спама. В TheQuestion мы долго справлялисьсилами модераторов-волонтеров, которых наделяли определеннымиправами в сервисе. И они могли, просматривая тот контент,который появляется в течение суток, выносить свои вердикты.Но это работает до определенного числа пользователей.

Например, мы никогдане запрещали материться в TheQuestion и теперьне запрещаем использовать мат в Кью и Знатоках.Но мы разрешаем использовать мат только в томслучае, когда люди разбирают этимологию слова, его значение,пытаются разобраться То есть мат разрешен в прикладномсмысле.

 ИИ может различить, когда какой матупотребляется?

 Может. А вотчеловек ошибается. И своими силами мы могли написатьпростую программку, которая бы вычищала весь мат.Но только с помощью сложных технологий можно обучитьалгоритмы различать, когда мы разбираем этимологию слова,а когда мы используем мат, чтобы оскорбитьсобеседника.

 То есть главное, в чем вам помоглитехнологии Яндекса,  это модерация?

 Не только.Модерация  один из примеров использования машинногообучения. Еще машинное обучение позволяет делать и улучшатьалгоритмы рекомендаций. В Яндексе экспертизапо строительству алгоритмов рекомендаций очень высокая, однаиз топовых в мире.

Во-первых, нам нужнырекомендации следующего вида: если вы эксперт, то намнадо очень хорошо понимать, какие вопросы вам стоит задавать.Фактически вся наша технология  это взять вопросы, которыезадали люди, взять экспертов и помочь им найти другдруга, чтобы пользователь получил тот ответ, который больше всегоему подходит. Пользователь может быть ребенком, он можетнаходиться в разных жизненных ситуациях, и удовлетворитьего информационную потребность, грамотно составив эти пары, этоуже rocket science.

Во-вторых, я хочу, чтобы у человека, который провелс сервисом полчаса, не было ощущения стыдаза бездарно потраченное время, когдаон закрывал его.

Во-вторых, я хочу, чтобы у человека, который провелс сервисом полчаса, не было ощущения стыдаза бездарно потраченное время, когда он закрывал

его.

Людям сегодня частостановится стыдно за то, как они потребляют контент, убиваютвремя, не давая себе возможности отдохнуть, переключиться илиподумать.

 И как это сделать?

 Мой метод такой: когдаделаешь продукт, нужно, чтобы были счастливы не всепользователи сразу, а хотя бы один. И когдаты находишь одного счастливого пользователя, то начинаешьего спрашивать: А что там было? А потом кудаВы перешли? Ты пытаешься понять, как получился этотуспех, и сделать из него массовую историю.

Ну, и третья штуковинаочень простая. Она есть у Википедии благодаря тому, какоеколичество людей готовы тратить свои усилия на продукт. Этокогда у вас есть связанные ссылки: вы приходитена вопрос Как варить пельмени?, а там вопросы, каких жарить, размораживать, и т. д. И здесь, опять-таки, уЯндекса удивительная экспертиза вокруг русского языка.

 Какие уникальныефичи, которых нет ни у кого, есть в TheQuestionи в Кью?

 Я никогдане воображала сравнительные таблицы, чем мы должныотличаться. Честное слово, никогда об этомне задумывалась. Люди разные. Сервисов вопросов и ответовочень много. И даже между русскоязычными сайтами вопросови ответов разница только в том, что за люди задаютвопросы, как они задают вопросы и что им отвечают.

Мы стали больше ориентироваться на представителейбизнеса

 Почему новый сервис назвалиЯндекс.Кью?

 Мы поняли, чтоэто не будет ни TheQuestion, ни Знатоки, потомучто TheQuestion мы любим за сообщество, за то, каклюди общаются, а Знатоков мы любим за то, что этотехнологии Яндекса. А нам-то нужен сервис, в котороместь и технологии Яндекса, и TheQuestion. Плюс нам надосделать так, чтобы пользователям Знатоков было приятно, потомучто это живые люди, которые что-то писали. Мы же не можемим сказать: Знаете, вы будете теперь TheQuestionназываться. И пользователям TheQuestion мы не можемсказать, что они теперь будут называться Знатоками. Это простоневежливо.

 То есть Знатоки и TheQuestionостанутся?

 Мы считаем, что Кью это большой апдейт TheQuestionи Знатоков. Все ответы и вопросы из TheQuestionи Знатоков уже переехали в Кью. Мы думаем, чтолюди просто уйдут из Знатоков и TheQuestion. Сначаламожно будет продолжать пользоваться кнопками, какое-то время можнобудет писать, потом писать станет нельзя. У нас нет жесткойпозиции: Давайте все заморозим прямо завтра.Но мы думаем, что в течение 2020 года этопроизойдет.

 Почему вы считаете, что комьюнитиTheQuestion согласится перебраться на новуюплощадку?

 Во-первых, потому чтомы знаем активное комьюнити. Кому-то я регулярно пишуписьма  они мне отвечают. И мы переедемне в один день: собрали чемоданы и поехали.Мы поняли, что людям, чтобы переехать, надо убедиться, чтоновый дом лучше, что их пожелания учтены. Большинство людейиз активного сообщества TheQuestion получили доступв закрытую версию Кью раньше всех остальных и ужепереехали.

Во-вторых, раньше наши авторыстрадали без вопросов. Если ты все время видишь однотипныевопросы, которые повторяют друг друга, и не можешь найтив ленте вопрос для себя  ты страдаешь. Когдамы объединились с Яндексом, вопросов и возможностейфильтровать их и подбирать для экспертов стало больше.Огромное количество экспертов в TheQuestion  этопросветители. Для них объединение с Яндексом  это когдаты можешь добить до более широкой аудитории.

В-третьих, мы стали ещебольше ориентироваться на представителей бизнеса. Еслимы даем компаниям возможность делиться знаниями и доступк аудитории, то у них есть прямой мотив отвечатьна вопросы. В TheQuestion мы брали деньгиза саму возможность открыть корпоративную страницуи зарабатывали на этом.

Это было очень важно для того, чтобы жить дальше, но мы понимали,что ограничиваем свой рост, делая эту функцию платной. Сервису,нужно больше таких компаний, потому что у них все знания.

И последняяистория  раньше мы полагались на помощьмодераторов, чтобы справиться с буллингом и травлей,реагировали медленно и выявляли не все случаи. Теперьмы умеем выявлять такие кейсы автоматически,а модераторов просим только помогать нам выносить решения.

 Люди все равносоставляют неотъемлемую часть вашего сервиса. Технологии позволяютрешить часть проблем, но, кажется, это не главные проблемы.Правдивость ответов все равно определяют люди.Действительно ли технологии Яндекса позволяютмасштабировать такой сервис, как TheQuestion?

 Все эти управленческиезадачки можно решать совершенно по-разному. Можно было решатьзадачу верификации технологически: пойти в интернет, поискатьнаучные статьи, посмотреть содержание текста и сказать,насколько он противоречит достоверным источникам. И мнекажется, что в развитии продуктов очень важно понимать, какиепроцессы лучше решать автоматически с помощью машинногообучения и других технологий, а что мы пока хотимделать вручную.

В этом менеджменти инновация  принимать решения, где люди, а гдеалгоритмы, и как они между собой сочетаются. Любаяалгоритмизация работает только тогда, когда накоплено многопредыдущих испытаний. И мое решение: верификацию ответово жизни и смерти я не отдам никаким алгоритмам,пока не накоплю достаточно вердиктов. Поэтомумы обратились в фонд Нужна помощь, и егосотрудники теперь находят для нас экспертов, способныхверифицировать ответы на вопросы жизни и смерти.

 Эта схема когда-то поменяется?

 Конечно,поменяется все. Автоматизировать можно все, над чеммы готовы работать очень долго и давать человеческиевердикты. Мое представление об алгоритмизации состоитв том, что, если процессы можно наблюдать на оченьдлинных промежутках, они повторяются регулярно и человеческиевердикты по ним консистентны, эти процессы можноавтоматизировать. Но мы не можем начинатьс автоматизации.

Есть задача приносить прибыль

 Что дает бизнесуЯндекса сервис вопросов и ответов?

 С точки зрениябизнеса, это контентный сервис с рекламной модельюмонетизации. Пользователь может пойти заплатить кому-нибудьза консультацию или задать вопрос вЯндексе и бесплатно получить ответ эксперта. Если я,как сервис, предоставлю ответы высокого качества, то заслужулюбовь пользователей. Тогда я могу сказать: Наш с вамиконтракт, дорогие пользователи, заключается в том, чтомы даем вам бесплатный сервис и, чтобы он роси развивался, мы зарабатываем на рекламе.

И главное: создавать такую экосистему, чтобы крышей платформыстановилась экономика. Такие платформы, как Instagramи Telegram, порождают транзакции внутри себя.

Еслиэто живучая штуковина, если это осмысленная игра, в которуюлюди готовы играть, тот они в ней смогут зарабатывать,продвигать себя и все придумывать самостоятельно. И нашипользователи уже это делают. Например, частные консультантыстремятся давать качественные ответы и лидогенерят такимобразом. Я радуюсь этому, потому что это признакживучести.

 А сама платформа не даст возможностизаработать за ответ?

 Я не могупредставить сценарий, в котором мы платим за ответы.Потому что тогда возникнут вопросы: Кому мы платим?За что мы платим? Почему вдруг? Мне кажется, гораздоважнее дать возможность людям зарабатывать самим.

 И всё-таки:Кью для Яндекса  это скорее новая классная фича,которая усилит его экосистему, или перед сервисом стоит задачаприносить прибыль?

 Конечно, есть задачаприбыль приносить. Для чего мы все собрались? Деньгизарабатывать. Но когда Кью должен статьприбыльным  по условиям моего контракта, не могурассказывать.

 Как именно будет реализована рекламнаямодель?

 У Яндекса естьРСЯ (рекламная сеть Яндекса), и это суперэффективно: меньшебаннерная нагрузка на пользователя, больше денегзарабатываешь. Мы понимаем, что не надо впихивать баннерыво все возможные места. Базовая вещь: сделать так, чтобыпользователю было окей. Потом еще что-нибудь придумаем.Бизнес-моделей  поле непаханое. Но сначала надоубедиться, что первую сделали хорошо.

 Кажется, что проект Знатоки получился немножкомертворожденным. Вы не согласны?

 Когда мы пришли вЯндекс в марте, сервис Знатоки уже работалпочти год. И весь бэкенд уже был, просто ещене успели прилипнуть пользователи. И не былопонимания, что этим надо заниматься. Потому что технологическаякомпания: все сначала делали инфраструктуру, всякие сложныерекомендации, это ровно тот подход, которого у насне было.

Очень много экспертов пришлив Знатоки в 2019 году  они знатьне знали, что такое TheQuestion. Потом мы делали встречипользователей  как им сказать мертворожденный? Они-тоочень живые. Они рассказывали нам, как находят интересные вопросыи что им нужно. Мы перезнакомилиих с пользователями TheQuestion, создали рабочую группуи стали пилить сервис.

Грубо говоря, конечно, никто не стал бы покупать сервис,когда у самого растет быстрее. Зачем Яндекс купилTheQuestion? Были какие-то свойства, которые показывали, что вдвоемможно вырасти быстрее.

 То есть вся технологическая начинкаКью  от Знатоков, а всё, что про медиа, от TheQuestion?

 Да. Толькоот TheQuestion  не про медиа, а про то, какстроить сообщество. В существующем технологическом подходек контентным сервисам нет знания о том, что такоекачественный содержательный текст и что такое полные туфтаи кликбейт. Ни на каких графиках,ни на каких приборах никто на это не смотрит.Но так совпало, что у нас команда из медийнойиндустрии и нам с детского сада говорили, чтоу текста есть такой параметр, как смысл, что заставляло нассмотреть на него как на основную метрику и делатьна него ставку.

И мы не сообщество привнесли, а понимание, чтоу контентных сервисов есть такой параметр, как смысл.И надо все время про это думать: что нельзя численносравнивать автора писучего, который пишет 300 текстов,и автора не писучего, который пишет один текств месяц. Нельзя забыть, кто эти люди и что написанов этих текстах,  надо посмотреть, насколько онисодержательны. Это прописная истина, в Яндексе ее всепонимают, тут очень образованные люди. Но прибора,на котором можно измерить смысл, и методов с нимработать нет. Главное, во что мы верим и чтоучимся делать,  это учитывать на большом масштабе, чтоу текстов есть содержательный смысл.

Сказать рановато продался  это способ инвестора сделатькомплимент фаундеру

 До иливо время сделки вам объяснили, зачем Яндексу покупатьTheQuestion?

 Я быламажоритарным акционером TheQuestion, и я сама пошлана эти переговоры. Это я объясняла Яндексу, зачемпокупать TheQuestion. Когда начались ценовые переговоры, мойинтерес был в том, чтобы подороже продать, интересЯндекса  подешевле купить. ПоэтомуЯндексу не надо было объяснять мне, зачем им нуженTheQuestion, надо было, наоборот, объяснять, почемуне нужен.

 То есть инициатива провести эту сделкупринадлежит вам?

 Я не отвечаю на это вопрос. Мнене хочется на этом акцентировать внимание. Нет,я не пришла с инициативой купите TheQuestion.Не было такого, что акционеры говорят, что нужен экзит,и план на ближайшие полгода  продаться. Этоозначало бы, что нужно проводить встречи со всемипотенциальными покупателями. Этого не было.Ни со стороны Яндекса, ни с моей сторонытакого не было.

 Ваши инвесторы говорят, чтостартап продался рановато.

 Сказать рановатопродался  это способ инвестора сделать комплимент фаундеру.Потому что могло быть две ситуации. Например, мы считаем, чтокто-то делает конкурирующий сервис и мы сдохнем черезполгода. Тогда нужно избавляться по любой цене, лишь быостаться не в убытках и хоть какие-то деньги отбить.А когда Анатолий Карачинский говорит, что рано продали,я это читаю: Через год стоило бы намного дороже. Ну,я хотела работать в Яндексе и не моглатерпеть год. Я понимала, что мы исчерпали всеспособы вырасти, которые знаем, а хочется дальше. Мне хотелосьэтой подпитки что ли.

 Это очень крутая история  сделать медиана русском языке, которое смогло заработать какие-то деньги.Вам не обидно было отдавать его в чужиеруки?

 Вы можете себепредставить, что я кому-нибудь отдам нашу кьюшечкупрекрасную? Конечно, у меня полное ощущение, чтоею занимаюсь я и моя команда. Конечно же,я хожу на встречи со своими руководителями, где мнерассказывают, что я делаю неправильно относительно тех целей,которые я сама ставлю. И это такая гигантская помощь! Якак предприниматель не выстроила это в своей компании.А в Яндексе руководители  это люди с опытом,которые не говорят, что тебе делать, а стараются помочькритикой, пока ты еще не потратил на что-тонепродуманное кучу времени. Это такая критика, от которойбольно и стыдно, что ты такой вроде умный и взрослый,об этом не подумал.

Если вы пошли в медиа, займитесь качествомсодержания

 Какие современные медиа вдохновляют вас,с точки зрения бизнеса?

 Давно не думалаоб этом. Не скажу с точки зрения бизнеса,но очень заметно, что все идет в сторону образовательныхпроектов. И люди, которые еще 10 лет назад были наемнымижурналистами, 5 лет назад занимались контент-маркетингом,а потом ушли в антрепризные проекты в областиискусства, сейчас они все в образовании. Не знаю,насколько это длинный тренд, но это так. Возможнообъяснение в том, что людям легче заплатитьза образовательный контент, чем просто за контент.

Из традиционных медиа я фанат британских таблоидов.Например, безумная газета Mail On Sunday, в ней158 страниц. Сейчас выборы, там куча компрометирующихфотографий это такой мир в себе, на них никтоне обижается  и колонка премьер-министра,и вся страна читает и обсуждает.

И очень много медиав современном искусстве. Когда-то мы заметили, что книгиПелевина стали как ежегодный журнал. И мне кажется, чтов каком-то смысле выставки современного искусства стали дляменя шоу, из которого я узнаю новости. И мне этонравится, потому что я перехожу в режим осмысленияновостей раз в год. И в этом смысле non-fictionи искусство с этим прекрасно справляются.

Чего там происходитс мировыми медиа  непонятно. Мы начали с того,что не у всех медиа были сайты, а закончили тем, чтоникаких медиа нет  теперь все медиа потребляются черезплатформы. Нам сильно повезло, что мы в активном возрастезастали этот период и можем в это поиграть. И этамоя амбиция  участвовать в изменениях, происходящихв близкой мне индустрии,  держит меня в Яндексе.

 Что необходимо держать в умепредпринимателю, чтобы заработать на медиасейчас?

Нужно заниматься содержанием. Продуктом медиа является качествоконтента. И любые попытки гнаться за охватом, если вы считаете себясодержательным медиа, а не платформой, ничем хорошим не закончатся вы просто сожжете деньги инвестора.

Потому что никакое медианикогда не будет соревноваться с платформами  тамне будет миллиарда пользователей. Это можно построить,но это не медиа. А если вы пошли в медиа,займитесь качеством содержания.

 Как этот тезис сочетается с вашимудовольствием от британских таблоидов?

 Они жесуперчестные ребята. Они тоже про качество содержания. Еслина третьей полосе газеты голая женщина, это не значит,что газета плохая. Это просто такой жанр, и быть качественнымв этом жанре очень сложно.

 Какая цифра для вас самая главнаяв проекте?

 Бабло. Я жеадекватный человек. Только деньгами можно померить, чтоты делаешь что-то качественно.

 А с точки зрения продукта, как егоиспользуют люди, что важнее  охват, вовлеченность иличто-либо еще?

 Достаточнохотя бы одного человека сделать счастливым. Не важно,какая цифра. Важно, есть ли качественные изменения. После тогокак сделал счастливым одного человека, надо сделать счастливымимногих, а многие  это деньги. Один человек можетсказать: Спасибо, вы сделали классную штуку, и этодействительно правда. Но когда говорят многие, ужене очень понятно, правда или неправда и как это измерить.Простой способ: универсальным мерилом ценности являются деньги.Мы же знаем, что молоко и картошка ценны, намне нужно доказывать, зачем они нужны. И если наш продуктзарабатывает деньги, на которые можно купить реальные молокои картошку, значит, он эквивалентен ценности молокаи картошки.

Деньги очень удобны какметрика, как эквивалент полезности, потому что люди расстаютсяс ними, чтобы что-то купить. А могли бы купитьчто-то другое, и это значит, что ты делаешь хорошийи полезный продукт. А когда ты убеждаешь себя, чтоу тебя хороший и полезный продукт, то ты можешьсебя обманывать. Или, может быть, ты религиозный фанатик, илизанимаешься НКО, или еще чем-то непонятным. Обмануться очень легко.Спросите себя: есть ли человек, который заплатит за вашпродукт хотя бы 60 рублей? Если да  отлично.

Подробнее..
Категории: Придумать

UrbanStems как убрать посредников изцветочного бизнеса, пережить День святого Валентина изаработать 13 млн

10.12.2019 15:03:02 | Автор: admin
UrbanStems: как убрать посредников из цветочного бизнеса, пережить День святого Валентина и заработать $13 млн
Фото: UrbanStems

Шесть лет назад житель Вашингтона Аджай Кори столкнулсяс необычной проблемой. Он увлекся девушкойиз Филадельфии и время от времени посылалей цветы, но выбирать их на расстоянии былоне совсем удобно. Выпускник Гарвардской школы бизнеса решилсломать устоявшуюся бизнес-модель и вместе с другомпо колледжу Джеффом Шили основал UrbanStems  сервисдоставки букетов без посредников. В этом году стартапс годовой выручкой около $13 млн вошел в списоксамых быстрорастущих компаний США. Вот как ему этоудалось.

Проще, чем где бы то ни было

Вплоть до недавнеговремени на цветочном рынке США заправляли национальныеагрегаторы: покупатель заказывал у них букет,а доставляли его получателю уже местные флористические фирмы.UrbanStems решил исключить посредников из этой схемы.На складе компании в Вашингтоне букеты подрезают,упаковывают и передают курьерам, которые доставляют заказв тот же день.

Перед отправкой специалистыпо контролю качества удаляют все увядающие цветы,а недавно раскрывшиеся, но поврежденные  оставляют.Их просто разворачивают пострадавшей стороной наружу это позволяет защитить здоровые лепестки при транспортировке(клиент может снять поврежденные уже после доставки).

ЦельUrbanStems  максимально упростить процесс выбораи доставки цветов. Именно в этом ее основное отличиеот конкурентов, как считает исполнительный директор компанииСет Голдман. По его словам, и дизайн сайта, и службапо работе с клиентами проще, чем где быто ни было.

UrbanStems в цифрах:

Источники: данные компании и расчеты Inc.


$12,8 млн

выручка в 2018 году.


1,192%

 рост выручки за 3 года.


385

место в рейтинге самых быстрорастущих компаний США.

У компании есть еще одна фишка: она стремится к тому, чтобыклиенты чувствовали себя частью цветочного комьюнити. Для этогоUrbanStems круглый год привлекает покупателей к различнымкампаниям. Так, в октябре организовали просветительскую акциюна тему рака груди. В июле моей жене поставили диагнози я разослал письма очень личного содержания, поделился Сет Голдман.  Ответы людей были поразительны. Нашапродукция позволяет вести искренний эмоциональный диалогс клиентами.

Не праздник, а катастрофа

Конечно,у вашингтонского стартапа были и свои болезни роста.Например, большим вызовом для UrbanStems стал День святогоВалентина в 2017 году  компании лишь с большимтрудом удалось справиться с резко возросшим валом заказов.Едва оправившись от праздничного ажиотажа, стартап решилпредотвратить подобные проблемы в будущем и сталсотрудничать с логистическим гигантом FedEx.

Однаков 2018 году UrbanStems вновь оказался на шагот катастрофы. Незадолго до Дня святого Валентинаруководитель отдела логистики сделал расчеты и пришелк выводу, что даже FedEx с его возможностямине справится с доставкой всех поступивших заказовк сроку. Руководство UrbanStems позвонило логистическомупартнеру и поделилось своими опасениями. Они спросили,в чем проблема. Мы ответили: мягко говоря, есть рискпотерять нашу компанию уже завтра,  вспоминает Голдман.Катастрофу удалось предотвратить: все заготовленныек празднику букеты заранее отправили на пункт FedEx,расположенный в трех часах езды к северу от склада, в этом случае их гарантированно могли доставить ужена следующий день.

Каждый день преподноситновые сюрпризы,  говорит Сет.  Сегодня нужнов дикой спешке запустить новое предложение, завтра экстренно сменить дизайн, а после подоспеют и другиепроблемы. Бывают дни отличные, а бывают  ужасные.Простых дней нет.

Подробнее..
Категории: Придумать

Как предприниматель, который боится заниматься бизнесом, сделал сервис подбора психотерапевтов. История Меты

28.11.2019 18:03:12 | Автор: admin

текст

Никита Камитдинов

фото

Марк Боярский для Inc.

Иван Замесин боится заниматься бизнесом. 10 лет назад партнерыотняли у него компанию и нанесли ему психологическуютравму. Замесин начал пить и с головой погрузилсяв работу по найму. Так прошло несколько лет, покаон не понял, что перестал контролировать свою жизнь.Тогда он решил обратиться к психотерапевту, потратилна поиск подходящего специалиста несколько месяцев и нашелспасение. Чтобы другие люди быстрее находили помощь, Замесинпридумал сервис подбора психотерапевтов Мета. А чтобыпреодолеть свой страх предпринимательства, он пошелна уловку: для него это не бизнес.


Иван Замесин училсяв Бауманке на промышленного дизайнера, и ему стало оченьскучно: он понял, что образование ничего ему не даст.Тогда он вместе с одногруппником запустил студиювеб-дизайна 365Degrees. Бизнес быстро рос, и Замесин пригласилуправлять студией еще одного партнера. По словам Ивана,в 20092010 гг. выручка студии исчислялась десяткамимиллионов рублей.

Затем у Замесинапроизошел конфликт с партнерами. По его словам, онипо классике отжали у него бизнес. Замесин очень доверялодному из них и видел в партнере черты, которых емусамому не хватало,  а тот психологическиотодвинул его в этом конфликте. Другие детали произошедшегоЗамесин не раскрывает, но говорит, что это стало для неготравмой.

 Возможность делатьбизнес оказалась заблокированной для меня. Психике было тупострашно делать что-то свое,  говорит он.


Мета в цифрах:

Источник: данные компании


2 млн

руб. стартовые инвестиции.


600 тыс.

руб. выручка в августе.


~1 млн

руб. расходы в августе.


1 млн

руб. выручка в октябре.


1,2 млн

руб. расходы в октябре.


4,4 тыс.

руб. средняя выручка с пользователя.


~220

психотерапевтов в базе.


Работа, дом, алкоголь

После конфликта Замесинна год ушел в армию  на этом настоял егоотец,  а когда вернулся, знакомые посоветовали ему пойтиработать в Яндекс. Его взяли в Яндекс.Картинки, гдеон проработал несколько лет: сначала в качествепродакт-менеджера, а затем руководителя продукта.

По словам Замесина,тогда его жизнь состояла только из работы и алкогольнойзависимости.

 В выходныестабильно было пиво или вино. Я сидел дома, игралв компьютерные игры, пил, с понедельника работал и больше ничего не делал. В какой-то моментя понял, что не контролирую эту штуку. Это страшно.Ответа на вопрос, что делать в такой ситуации,ни у кого вокруг не было,  говоритЗамесин.

Однажды коллегаиз Яндекса предложила ему и другим сотрудникампообщаться с психотерапевтом. Замесин пришёл на этомероприятие, слова психотерапевта отозвались в нём,и они договорились о личной встрече, во времякоторой из него хлынули эмоции.

 Когдая рассказывал свою историю, меня всего трясло, я плакал.У меня внутри такое количество всего накопилось, что простотупо надо было кому-то это рассказать,  вспоминаетЗамесин.

Он осознал, что емунужно всерьез заняться психотерапией. Но для этого ему нужнобыло найти подходящего специалиста  у первогоспециалиста, с которым общался Замесин, для решения егопроблем не хватало опыта.

Поиск опытного психотерапевтазанял несколько месяцев. По словам Замесина,в то время ему было стыдно сообщать другим, что емунеобходима психотерапия. Поэтому сначала он долго искалчеловека, у которого мог бы просить рекомендацию,а затем долго решал, стоит ли к нему обращаться. Инаконец вышел на психотерапевта, с которым работаетпо сей день.


Делать бизнес страшно

В 2016 годуЯндекс приобрел 21% разработчика чат-ботов Chatfuelза $3,5 млн. Условия сделки предполагали, чтов Chatfuel перейдут работать несколько сотрудниковЯндекс.Картинок, и Замесин в их числе. Проработавбольше года в Chatfuel, Замесин ушёл: во-первых, хотел большеответственности, во-вторых, случались тёрки с основателямипо поводу рабочих моментов.

После длительной работыс психотерапевтом воспоминания о первом опытев бизнесе стали менее болезненными, и Замесин подумал,что это хороший момент, чтобы снова стать предпринимателем.

Он решил создать сервисподбора психотерапевтов. А чтобы справитьсяс психологическим блоком, который не давал ему заниматьсябизнесом раньше, Замесин решил, что новый проект будет nonprofit:всю прибыль он будет реинвестировать в его развитие.

 Как толькоя понял, что могу снова делать бизнес, то подумал, чтонадо помочь людям проще делать шаг к психотерапевту, чем делаля свой первый шаг. Поскольку мне по-прежнему было страшноделать бизнес  возможность как бы разблокировалась,но все еще было страшно, я сторговался со своейпсихикой на том, чтобы делать nonprofit,  объясняетЗамесин.

По его словам, Метабудет nonprofit, даже если от его собственных психологическихпроблем не останется и следа, потому что миссия проекта упрощать поиск психотерапевта в стране, и вся прибыль идет нарешение этой задачи (к тому же изначальная договоренностьс командой и теми, кто как-либо помогал проекту,подразумевает, что сервис останетсяnonprofit).


Играющий тренер по кастдеву

Замесинпривык интересоваться потребностями напрямуюу пользователей  он заинтересовался кастдевом(customer development) в 2013 году, а с зимы2018 года тренинги по этому направлению стали егоосновным источником заработка.

Customer development  тестирование идеи на потенциальныхпотребителях. Интервью с ними  один из инструментовпроверки бизнес-гипотез.

Чтобы проверить гипотезуо востребованности сервиса подбора психотерапевтов, Замесинобъявил в Facebook о поиске людей,которые:

  • занималисьс психотерапевтом  и считают, что психотерапияим помогла;
  • занималисьс психотерапевтом  но считают, что психотерапияим не помогла;
  • не занималисьс психотерапевтом  и не планируют;
  • не занималисьс психотерапевтом  но готовы заниматься;
  • занималисьс психотерапевтом, перестали  а затемпродолжили.

Чтобы его постне остался незамеченным, Замесин зафрендил 1,5 тыс.друзей основателя Profi.ru Егора Руди и сооснователей SkyengХаритона Матвеева и Георгия Соловьева. Он хотел, чтобыпост пошерили инфлюэнсеры, а ими часто бываютпредприниматели, которых проще всего найти в друзьяху других предпринимателей.

Пост получил широкий охват,на него откликнулись несколько десятков пользователей,и Замесин провел интервью с 40 людьми.По результатам интервью Замесин понял, что в Россиисуперплохо обстоят дела с подбором психотерапевтов. Послеэтого он провёл 12 решенческих интервью, на которыхпредлагал людям заплатить ему за подбор проверенногопсихотерапевта  с условием, что деньги пойдутна оплату первого занятия.

 Люди доставали деньгии платили  и я понял, что им нужнауслуга,  говорит Замесин.

Летом 2018 годаон запустил сервис Мета, источником финансирования которогостали тренинги по кастдеву. По словам Замесина,он получает по 300 тыс. руб. за корпоративныетренинги и около 1 млн руб. за открытые для всех занятия.Замесин не привлекал и не планирует привлекатьв Мету инвестиции со стороны.


Ручной труд ограничивает

В самом начале Замесинпозвал в Мету опытного психотерапевта Екатерину Лопухинуиз московского Института психодрамы, коучинга и ролевоготренинга. Они познакомились на групповых психотерапевтическихзанятиях в институте, которые посещал Замесин. Лопухина сталаглавным экспертом сервиса и привлекла в Мету несколькодесятков психотерапевтов.

 Находить клиентовбольно, психотерапевты не умеют этого делать, и поэтомуу нас суперспрос с их стороны,  утверждаетЗамесин.

Психотерапевт может попастьв каталог на сайте Меты и начать привлекатьклиентов с помощью площадки по результатам интервьюс экспертом (сейчас таких экспертов четверо). По словамЗамесина, из-за загруженности экспертов сейчас сразу около80 психотерапевтов ожидают интервью.

Первое время экспертыподбирали пользователям психотерапевтов вручную. Это работало так:эксперты проекта (психотерапевты с многолетним стажем) читалипользовательские анкеты, а затем искали в базеподходящего специалиста и предлагали его пользователю.

По словам Замесина,с момента заполнения анкеты до предложения конкретногопсихотерапевта, отобранного вручную, проходит примерно 15 17 часов. Изначальную ставку на ручной,а не автоматический подбор Замесин считает главнойошибкой проекта, которая затормозила его развитие на старте:Мы долго не понимали, что эта бизнес-модель нас будетограничивать.

Понимание пришло осенью2018 года. Тогда же в Мету наняли разработчикаи начали переделывать платформу. Но затем он ушёли процесс встал, пока в мае 2019 года не нашлинового специалиста (а в августе к командеприсоединился второйразработчик).

В результате возможностьвыбрать подходящего психотерапевта с помощью алгоритмапоявилась на сайте Меты только этой осенью. Замесинсвязывает с этим нововведением надежду вывести компаниюна самоокупаемость.

Чтобы сервис автоматическиподобрал пользователю подходящего психотерапевта, тот долженвыбрать:

  • как он хочет общатьсясо специалистом: лично или онлайн;
  • город проживания  Москвуили Санкт-Петербург;
  • одну из предложенных тем,с которыми должен помочь разобраться психотерапевт;
  • пол специалиста;
  • удобные станции метро;
  • комфортную цену за часзанятия (от 0 до 7 тыс. руб.).

В конце сервиспоказывает резюме нескольких подходящих пользователюпсихотерапевтов. После того как пользователь указывает, какс ним лучше связаться, сервис обещает, что в скоромвремени менеджер свяжет его с терапевтом. В Метене отдают задачу на откуп самим психотерапевтами контролируют процесс, чтобы убедиться, чтои пользователь, и психотерапевт начали коммуницироватьдруг с другом.

В среднем сеансс психотерапевтом обходится пользователю Метыв 2,8 тыс. руб. Цену называет психотерапевт и отдаетсервису 50% гонорара за первые 4 сеанса с каждымклиентом.

 Этот балансмы находили постепенно: при нем у нас положительнаяюнит-экономика и предложение интересно психотерапевтам, объясняет Замесин.

Проблем с уводомклиентов психотерапевтами раньше четвертого занятия Метане испытывает. Мы работаем на доверии, и этогоболее чем хватает,  утверждает Замесин. В среднемМета зарабатывает по 4,4 тыс. руб. с каждогопользователя.


Виральная психотерапия

По словам Замесина,примерно половина пользователей приходит в сервисорганически, вторая половина  благодаря рекламе. Ежемесячносервис привлекает несколько сотен новых пользователей: например,в августе  около 150 человек, в октябре более 200. Рост происходит за счет внедрения автоматическогоподбора психотерапевтов, считает предприниматель.

Продвигать сервис подборапсихотерапевтов мешает сложность услуги, говорит Замесин, поэтомуон решил создать каталог психотерапевтов с качественнымвизуальным контентом, описанием личности специалиста, применяемыхметодов и регалий. Помимо этого, Замесин собирается занятьсяконтент-маркетингом и отвечать на вечные вопросы вроде:Сколько стоит приём?, На сколько занятий нужно ходить?,Что такое психоанализ? или Чем психоанализ отличаетсяот гештальттерапии?

У Замесина также естьгипотеза: возможно, за счет виральности сервис привлечет новуюаудиторию, если начнет публиковать и распространять историисвоих пользователей об их опыте психотерапиина своих площадках и через рекламные инструменты.

Когда сайт заполнят контентомна темы, связанные с психотерапией, а всехтерапевтов упакуют в красивый каталог, Замесин планируетначать активнее вкладывать в продвижение. Пока он тратитна него примерно 150 тыс. руб. в месяц. Основнойинструмент продвижения  контекстная реклама в Google.По словам Замесина, сейчас такое продвижение еле окупаетсебя.

Собирать отзывы пользователейо психотерапевтах Мета начала только этим летом Замесин считает такую задержку еще одним косяком. В случаенегативного отзыва менеджер платформы отдельно связываетсяс пользователем и психотерапевтом и узнает деталиситуации.

По словам Замесина, чащевсего причиной негатива становится недопонимание. Например, однаждыпользователь оставил негативный отзыв на психотерапевта,с которым занимался через конкурентный сервис Ясно.


Окупиться на адекватном рынке

Сейчас Мета сжигаетдо 400 тыс. руб. в месяц. По словам Замесина,в таком режиме его средств хватит еще на 10 месяцевработы сервиса  а дальше он должен начать зарабатывать.Предприниматель надеется, что Мета выйдет в нольв феврале марте 2020 года.

 Мы должны начатьсебя окупать, иначе придется закрыться. Вопрос в том,сможем ли мы постоянно находить точки роста. Еслида  то все супер: рынок адекватный, команда классная.Ничего не мешает выйти на самоокупаемость, говорит он.

Замесин  настоящийконтрол-фрик: он строго следит за тем, на какиезадачи тратит своё время. И пока проект работаетв убыток  он расходует на него не менее70% рабочего времени. Когда Мета выйдет в плюс,он сократит этот показатель до 40 50%.

Тогда же Замесин такжеобещает поднять зарплаты сотрудникам,  пока они на 20 40% ниже рыночных. Чтобы не платить лишние деньги,предприниматель нанимает удаленных разработчиков, потому чтос московскими компаниями конкурировать он не может.Сейчас на ФОТ уходит ровно 1 млн руб., утверждаетЗамесин: в команде сервиса работают 5 экспертов,4 продакт- и проджект-менеджера, 2 разработчика и 2операционных менеджера.

Ежемесячно на сайтМеты заходят порядка 10 тыс. пользователей. По словамЗамесина, конверсия в клиентов сервиса составляет 2 2,5%.К концу 2020 года Замесин планирует увеличить охватресурсов сервиса до 1 млн человек в месяц и подбиратьпсихологов и психотерапевтов для 10 тыс.человек.


Лучше рассказать друзьям

В России уже существуютнесколько сервисов подбора психотерапевтов, похожихна Мету,  среди них Ясно и Alter.В отличие от Замесина, основатели этих сервисовне позиционируют их как nonprofit. Но, по мнениюсоосновательницы Alter Ольги Китаиной, на данном этапе этоотличие несущественно: Они, как и мы, пока бьютсяза прибыль.

Основатели Яснои Alter не раскрывают свою выручку. При этом ОльгаКитаина утверждает, что выручка Alter выросла в 10 разза год и сервис вышел в ноль.

Год назад ежемесячная выручкаЯсно, по данным компании, колебалась в районе800 тыс.  1 млн руб., что сопоставимос нынешними показателями Меты. По словам основателяЯсно ДанилыАнтоновского, сервис растет на 20% в месяц и недавнопривлек 12 млн руб. от дружественных инвесторов (условиясделки он не раскрывает), эти деньги пойдутна маркетинг и усиление команды.

Alter, как и Мета,активно работает над контентом: сервис запустил гидпо основным направлениям психотерапии, в которомпубликуются тексты, призванные помочь клиентам понять, в чемразница между подходами и чего ожидать от сессий.

Основным отличием Alterот Меты Китаина называет более строгий отборпсихотерапевтов. Замесин с этим тезисом не согласен,но и комментировать его подробно не хочет, так каксчитает бессмысленным спор с конкурентом на эту тему.

 Я тоже могусказать, что у нас отбор строже. Ни у кого нетинструментов измерения качества отбора,  говорит он.

Что касается отличий Ясноот Меты, то они схожи с отличиями Androidот iOS, говорит Антоновский. Архитектура Меты открыта (какAndroid), в то время как среда Ясно более герметична(как iOS).

 Мета позволяет найтитерапевта, а дальше отпускает образовавшуюся паруво внешний мир. Ясно берет на себя весьпользовательский опыт  от подбора терапевтадо работы с ним по видео-чату, оплаты, решенияспорных вопросов, и т. д. ,  поясняет Антоновский.

Говорить о серьезнойконкуренции пока рано, убеждены игроки рынка: Реально рынокогромный, но людей, готовых пойти к психотерапевту,сейчас очень мало. До конкуренции еще много, многолет,  считает Замесин. По его оценке, всего около 10%потенциальных клиентов психотерапевтов проживаютне в Москве (где находятся 80% людей, которых можетзаинтересовать психотерапия) и Петербурге (10%).

 У людей покаочень много страхов, которые не позволяют им обратитьсяза помощью. Хотя у них вполне может быть такаяпотребность и психотерапия им бы помогла,  говоритКитаина.

 Наш общийконкурент  это скепсис по отношению к психотерапиии убеждение, что лучше обо всем рассказать друзьям, соглашается с ней Антоновский.

При участии Сергея Гусева

Подробнее..
Категории: Придумать

No Kidding Press как зарабатывает издательство, выпускающее только феминистские книги

21.11.2019 18:03:12 | Автор: admin

Текст

Анна Швыркова

Фото

Полина Рукавичкина для Inc.

Саша Шадрина и Света Лукьянова начали вести феминистский блогNo Kidding в 2014 году, когда даже на Западаборьба за права женщин была территорией активисток,а не корпораций и модных брендов. За пять летувлечение литературой и интерес к феминистской повесткепревратились в бизнес  их издательствоNo Kidding Press выпускает книги знаковых писательниц, которыепродаются в магазинах в девяти российских городах. Чтобыокупать свои расходы компания внедрила подписную модель,а параллельно развивает писательские курсы для женщин WriteLike a Grrrl. Основательницы рассказали Inc., чемих бизнес похож на финансовую пирамиду, почему доверяютконкурентам и не доверяют бухгалтерам, и какзаработать на книгах для феминисток.


К 2018 году, когдаСаша Шадрина и Света Лукьянова запустили No KiddingPress, книжный рынок в России был давно поделен. Первые тристрочки традиционно занимали Эксмо-АСТ, Просвещениеи Азбука-Аттикус  за год совокупно они выпустили183,4 млн книг. Исследования говорили о росте продажэлектронных книг на фоне общего падения тиражей. Именнов этот  не самый удачный  момент девушкизапустили независимое книжное издательство, о котором Шадринадумала уже несколько лет.

Благодаря переводчице КаринеПапп Шадрина получила контакты писательницы Крис Краус, авторазарубежного бестселлера I Love Dick,и ее литературного агента. Чтобы не упустить шанс,она оперативно нашла деньги на запуск бизнесаи превратилась в гендиректора и совладелицу молодогокнижного издательства.

Как найти свою ЦА с помощью блога и книжногоклуба

Шадрина и Лукьяновавместе работали в IT-стартапе в Казани, идеологиякоторого была им обеим не близка  он занималсяразработкой системы для отслеживания работодателем просмотровсотрудниками посторонних сайтов. В качестве отдушины онивместе завели блог No Kidding, где писали о детскойлитературе через феминистскую призму.

В 2014 году Шадринапереехала в Москву, а в 2016 начала работатьв независимом книжном издательстве Самокат. Внутри былаатмосфера стартапа. Там все делали всё  тебе бросают мячи ты бежишь. Я хотела посмотреть на работуиздательства изнутри и занималась всем: пиаром, ивентами,розницей. Очень полезно было поработать в продажах  мнекажется, любому человеку, который хочет делать издательство этополезно. Ты видишь, на чем издательство делаетденьги,  говорит Шадрина. Уже тогда она хотела издаватькниги, но ни плана, ни денег на стартне было.

Тем не менее, свойпроект, связанный с книгами, пока еще некоммерческий,у Шадриной появился  ридинг-группа. Феминисткойлитературой, особенно той, что не представлена в России,она увлеклась в 24 года, параллельно читала англоязычныестатьи и блоги о литературе. Я все большеи больше зарывалась в современную женскую литературу,представленную на Западе, и мне захотелось что-тосделать  надоело, что я одна с этим хожу и мнепочти не с кем об этом поговорить. Так появиласьридинг-группа,  рассказывает она.

Чтобы понять, кому могут бытьнужны такие встречи, Шадрина написала поств их с Лукьяновой сообществе ВКонтакте, которыйони вели со времен блога о детской литературе и участники пришли. Стало понятно, что запросна феминистскую литературу есть.


No Kidding в цифрах:

Источник: данные компании


300600

руб.  стоимость каждойкниги.


16002000

стоимость подписки.


200450

тыс. рублей  прямыезатраты на издание одной книги.


5

книг в каждом из двухсезонов подписки.


~2

млн рублей  инвестициив запуск издательства.

Из Великобритании в Казань

Я все ещене понимала, откуда взять деньги на издательствои как его делать. Тогда я случайно нашла курсы Write Likea Grrrl,  так Шадрина рассказывает о следующемпроекте, уже коммерческом. Писательские курсы для женщин,основанные британкой Керри Райан, работали только в Лондонеи еще двух британских городах. Я просто написала Керрии она сразу ответила. Мы первые, кто решил запуститькурсы за пределами Великобритании, и ее наше письмо,наверное, несколько шокировало,  вспоминает Шадрина.

Переписка не была похожана бизнес-переговоры. Они все оказались какими-то оченьинициативными и простыми людьми. Керри такая восторженнаяи очень поддерживающая, и для нас это былонепривычно,  говорит Шадрина. К ноябрю курс был готов.Денежных вложений запуск не потребовал.

Участниц курсов искалив сообществах в Facebook и ВКонтакте. Неожиданнодля обеих девушек, группы набрались сразу, несмотряна праздники  человек по 12 в Казании Москве. Встречи с ученицами Шадрина проводилав Самокате  руководство издательства разрешило делатьэто бесплатно. Поначалу вести занятия было тяжело, после двухчасов я шла домой и лежала,  вспоминаетпредпринимательница.

Постепенно Шадрина втянулась,сейчас она продолжает вести курсы, меняя иногда программу, чтобыне заскучать и не выгореть.

Курсы неожиданно сталипопулярны среди русскоязычных иммигранток в Европе. СейчасШадрина и Лукьянова хотят масштабировать проект.Задача  привлекать других женщин с их собственнымиобразовательными программами, которые будут созвучны тому, чтомы делаем,  объясняет Шадрина.


Write Like a Grrrl в цифрах:

Источник: данные компании


<600

участниц Write Likea Grrrl.


412

тыс. рублей стоимостькурсов.

Удачное знакомство, шведский комикс и конкуренция

Все это время Шадрина мечталаиздать на русском языке книгу I Love Dick писательницыКрис Краус, одну из своих любимых, и даже писалаправообладателям, но это напоминало письма на деревнюдедушке  здравствуйте, мы хотим издать книгу. Ответаот издательства, которое владело правами, онане получила, а настаивать не стала, потому чтоне представляла, что будет делать, если оно даст согласие.

Толчком для открытияNo Kidding Press стало знакомство с переводчицей КаринойПапп, которая тоже любила эту книгу в свою очередьи писала письма в российские издательства, предлагая своиуслуги по ее переводу. Ей удалось добыть контактылитературного агента Краус и договориться о встречес писательницей в Берлине. У Шадриной она спросила,не знает ли та кого-то, кто хотел бы издатькнигу. Я написала: нет, никуда ни в коем случаеее не относи, это мы хотим ее издать!. Ктомы, тогда было не очень понятно, поскольку издательствосуществовало только в фантазиях.

Дальше все произошло оченьбыстро. Шадрина рассказала Папп о планах запуститьиздательский проект. Благодаря переводчице у нее получилосьсвязаться с агентом напрямую  у той были егоконтакты. Сама Краус обрадовалась предложению издать книгуна русском языке. И тогда мне пришлось срочно найтиденьги,  рассказывает Шадрина. Инвестором стал бывшийруководитель Шадриной и Лукьяновой из IT-стартапа он вложил в издательство около 2 млн рублей.

Однако первой книгой, которуюиздали в No Kidding Press, стала не I LoveDick.

Дебютом No Kiddingв 2018 году стал Плод познания шведской комиксистки ЛивСтрёмквист. Книга с картинками, посвященная теме женскихгениталий, довольно быстро вызвала интерес общественности о ней писали блогеры, ее обсуждалив окололитературных подкастах, на нее активно оставлялиотзывы в интернет-магазинах.

Плод познания был издан приподдержке шведского совета по культуре в Стокгольме (он выделилгрант на перевод) и совместно с издательством КомФедерация.

КомФедерация,специализирующаяся на комиксах, вела переговоры с правообладателямипараллельно с No Kidding Press, в итоге издательства решилисотрудничать, а не конкурировать.

Мы поняли, чторазорим друг друга и лучше от этого не будетникому, и решили издать книгу вместе,  говорит Шадрина.КомФедерация взяла на себя визуальную часть,а в No Kidding Press занялись текстом  нашлипереводчиц, редактора и корректора. Дистрибуцию партнерыподелили  КомФедерация продает книгу в комик-шопахи на Лабиринте, No Kidding Press в книжных и на Озоне.


Российский книжный рынокв цифрах

  • 6 тыс. издательств (из них 1,2 тыс.  активнодействующие)
  • Первая тройка издательств по тиражам  Просвещение,Эксмо и АСТ
  • 83 млрд руб.  составит оборот книжного рынкав 2019 году
  • на 34,8%  сократился тираж одной книги за периодс 2008 по 2017 год

Источник: Российская книжная палата, Эксмо-АСТ

Света Лукьянова
Саша Шадрина

Как издать книгу и не сойти с ума

Сейчас Шадрина индивидуальный предприниматель (Write Like a Grrrl)и гендиректор компании (No Kidding Press). Владеюткомпанией она и Лукьянова. Юридически это две разныеорганизации, но скоро, видимо, станут одной,объясняет она. И Write Like a Grrrl,и No Kidding Press работают на УСН  упрощеннойсистеме налогообложения. Поначалу Шадрина сама занималасьотчетностью и общением с налоговой. Потом взялибухгалтера на аутсорс  это вынужденная мера, иначеты просто сидишь и вопишь. Нужен человек, которыйво всем разберется,  говорит она.

В издательстве Шадринаи гендиректор, и выпускающий редактор  процессомруководит она. Помогают внештатные сотрудники, работающиепо договору подряда  у нас все довольноответственные и проблем пока не было. Офисау No Kidding пока нет  если нужно поработатьвместе, встречаются в коворкинге. Подготовка каждой книгик изданию  сложный процесс: сначала Шадринаи Лукьянова выясняют, кто владеет правами на книгу,которая их заинтересовала. Это часто зависитот страны  права могут быть у наследников,у агентов, у издательства, у самого автора. Еслиполучилось купить права, издательство заключает контрактс правообладателем и платит аванс. Аванс примерно равенсумме роялти с первого тиража, а роялти нужно платитьежегодно. Если ты не издаешь книжку за указанныйв контракте период, права сгорают. Это держитв тонусе  нужно быстрее выпустить книгуна рынок,  говорит Шадрина.

Сперва текст нужно перевестии отредактировать. В случае No Kidding поискпереводчиков  целая проблема из-за нестандартных текстови тем, которые там затрагиваются  секс, насилие,гомосексуальность. Случайные специалисты, даже хорошие, могутне справиться с задачей  одна из переводчицотказалась от книги, признавшись, что ей некомфортноработать с таким текстом. В идеале переводить должныфеминистки, которым текст близок,  говорит Шадрина.

Когда текст готов, нужносверстать макет, придумать обложку и отдать книгув типографию, которая печатает книгу  всеза отдельные деньги. Этим пока тоже занимается Шадрина:У нормальных людей есть принт-менеджер или директорпо производству. Человек, который понимает все про бумагу,картон и прочее. У нас это делаеммы с дизайнером. Мы ходим в типографию,напрямую с ними общаемся, обсуждаем материалы.


Павел Подкосов

генеральный директор Альпинынон-фикшн


С точки зрения важной и нужной идеи я приветствуюдеятельность No Kidding Press. Но в отношениибизнеса есть сомнения. Работа по одному, достаточно узкомусегменту рынка, всегда рискованное предприятие. Мне кажется,издательство могло бы попытаться стать неким объединителемфем-движения. Если получится создать действительно большую лояльнуюаудиторию, подписная модель вполне логична. Фем-повесткана взлёте, но круг читателей всё же достаточноограничен. Важно достучаться до всех потенциальных союзников.Здесь появляются серьёзные расходы на маркетинг, то естьопять инвестиции. Эмоционально я двумя руками за такойпроект. Включая предпринимателя  я сомневаюсьв успехе.


Анастасия Чуковская

бывший креативный директор издательстваIndividuum автор телеграмм канала Непечатно


Заметен ли тренд на феминистскую повестку в России?Да и еще раз да! Пару лет назад на ярмаркев Лондоне познакомилась с одним топ-менеджером крупногороссийского издательства. Он спросил, что мне в этом годуна ярмарке понравилось. Я сказала, что как-то кисло,но мне приятно видеть, сколько всего выходит про женщин, дляженщин, про жизнь, про справедливость, женщинами написанное. Да,женщины из всех щелей сейчас лезут  задумчиво сказалтоп-менеджер. Мне! А я как раз продюсировала книгуо послеродовой депрессии и вела переговорыс авторами феминистских телеграм-каналов. Это ужене тренд, а факт жизни, а учитывая наш голод,конверсия у таких книг будет высокой.

Как продавать книги, которых нет

Как и конкуренты,No Kidding сотрудничает с магазинамии онлайн-площадками. В интернете книги можно купитьна сайте издательства, а также на Ozon.ruи сайтах магазинов Читай-город, Все свободны, Подписныеиздания, Циолковский и Республика. Бумажные книгипродаются в книжных в Москве, Петербурге, Казани,Ижевске, Краснодаре, Красноярске, Новосибирске, Самареи Тюмени. С магазинами договаривается отдельный человек,но чаще всего они сами приходят к No Kidding Press.Перед Новым годом мне писали магазины, говорили, что хотятпродавать наши книги, а я не могла им эти книгиотдать. Узнавали они о нас благодаря сарафанному радио.Но было здорово узнать, что они ждут. Потом мне писалиоттуда  а когда выйдет следующая книга, у нас людиспрашивают. И я не могла себе представить, чтокто-то правда заходит в магазин и спрашивает про нашукнигу,  говорит Шадрина.

Но ставкув No Kidding сделали на другой канал продаж. Опытработы в Самокате подсказывал Шадриной, что независимоеиздательство должно развивать свою розницу, но онане понимала, как к этому подступиться. Решение нашлось,когда Шадрина обратила внимание на популярность подписноймодели продаж среди маленьких западных издательств: Я поняла,что подписка  это тоже розница, простоты не носишься как угорелый по ярмаркам, чтобыпродать одну книгу, а продаешь сразу пять.

Первый сезон подписки ужезакончился  за 1950 рублей покупатели, которыеоформили ее, получили Плод познания Лив Стрёмквист,Кинг-Конг-теорию Виржини Депант, Современную любовь КонстансДе Жон, Инферно Айлин Майлз и I Love Dick КрисКраус. В июле 2019 года стартовал второй сезон на четыре книги, написанные женщинами, можно подписатьсяза 1600 рублей, а на пять за 2000 рублей.

Идею с подпиской Шадринасчитает удачной и даже спасительной. Моя знакомая шутит,что это пирамида. Она однажды спросила меня, как делав издательстве, а я сказала  знаешь,с тех пор как я придумала продавать книги, которыене существуют, довольно неплохо, рассказывает она. Во втором сезоне подписки Шадринарешила платить дружественным площадкам, которые хранят книги длятех покупателей, выбравших способом доставки самовывоз. Раньшесамовывоз был бесплатным, теперь он стоит 250 рублей.Покупателей это не отпугивает, считает Шадрина: Я думаю,спрос на товары вроде нашего должен быть неэластичным люди готовы платить больше за то, что им действительнонравится. Это хорошо для независимых проектов.

Тренд на феминистскуюлитературу теперь интересен и крупным издательствам, признаетШадрина, и теперь они  конкуренты No Kidding. Этоне пугает девушек  спрос на книги от маленькихиздательств есть, а продвижению помогают сильное комьюнити,книжные ярмарки и дружественные магазины и сообщества.Шадрина пока не раскрывает финансовые показателииздательства  все, что зарабатывает No Kidding, онавкладывает в развитие бизнеса и оплату работысотрудников.

Сейчас издательство работаеттолько с переводами, но Шадрина говорит, чтохотела бы издавать книги и русскоязычных писательництоже: Мы ждем, когда они вырастут внутри нашего сообществаи когда кто-то принесет нам текст, который покажется намсозвучным тому, что мы делаем. В ноябрев издательстве вышла Маленькая книга историй о женскойсексуальности  сборник рассказов участниц курсов Write Likea Grrrl на русском языке.

Подробнее..
Категории: Придумать

Последние комментарии

© 2006-2020, 07j.ru