Русский
Русский
English
Статистика
Реклама

Венчурные инвестиции

Алексей Басов, РВК С любой компанией влюбой момент может случиться все что угодно

04.02.2020 18:03:21 | Автор: admin

РАЗОБРАТЬСЯ 4 февраля

Алексей Басов, РВК:

С любой компаниейв любой момент может случиться все что угодно

Текст

МарияСалтыкова

Фото

Андрей Рапуто ДЛЯINC.

РАЗОБРАТЬСЯ 4 февраля

АлексейБасов, РВК: С любой компанией в любой момент можетслучиться все что угодно

Текст

МарияСалтыкова

Фото

Андрей Рапуто ДЛЯINC.

По данным исследования Inc., российский венчурный рынокстановится все более государственным в 2019 году активность на нем увеличили толькогосфонды. Российская венчурная компания (РВК) стала однимиз главных игроков этого рынка: объем ее публичных сделокдостиг 1,53 млрд руб. Директор по инвестициям РВКАлексей Басов рассказал Inc., почему он считает выводо падении рынка необоснованным, дело Nginx  завершенным,а опыт Китая по развитию венчурного рынка  самымактуальным в российских условиях.

Публичные сделки  это не рынок

Российскийвенчурный рынок в 2019 году упал в два раза: объемпубличных сделок, по данным исследования Inc., сократилсяс 26,7 млрд до 11,6 млрд. руб., числосделок  с 275 до 134. Насколько такойрезультат оказался для вас неожиданным?

 Мы видели это исследование,РВК является егопартнером. Мы стараемсяподдерживать разные взгляды на рынок, чтобы его участникии государство могли комплексно оценивать происходящиена нем процессы.

Методика Inc. сфокусированана компаниях достаточно ранних стадий, поэтомуонане оценивает довольно заметную долю венчурного рынка.В частности, из вашего фокуса выпадает корпоративныйвенчур: сделки spin-off и M&A. Также в негоне попали многие сделки со зрелым венчуром несмотря на то что для нас и для любого инвесторанормальной стратегией является по 5, 7 и 10 летнаходиться в активе.

Inc. считает стартапами проекты не старше 10 лет.В своем исследовании Inc. учитывал толькосделки со стартапами. Исключение было сделано для категорииЭкзиты, так как инвесторы могут выйти из проектаи после 10 лет работы компании.

Не зря срок жизнилюбого фонда  10 лет и более: это необходимо, чтобыза это время компания могланарастить максимальную стоимость. В РВК есть несколько фондов,ориентированных на такой длительныйпериод.

Безусловно,вы зафиксировали очень важные моменты, однакоя не стал бы расширять результаты исследованияна весь рынок. Например, из наших инвестицийв 24 компании в нем учтено только9.

 Были ли остальные сделкипубличными?

 Заметнаячасть  нет, поскольку они проходят с частнымиинвесторами, которые могут повлиять на нашу готовностьраскрывать результаты сделки. Например, сделка с компаниейВокорд по продаже Huawei, несмотря на большой веснашего капитала в этой сделке, не была публичной.И по условиям покупателя ее размерне раскрывался. Но частные эксперты, которые являютсяавторитетными и квалифицированными участниками рынка, черезСМИ давали вполне реалистичные оценки этой сделки. Поэтомумы считаем, что такой метод освещения непубличного рынкаявляется для многих рынков, в том числе для венчурного, вполнеприемлемым.


Компания Вокорд, разработчик интеллектуальных системвидеонаблюдения, получила инвестиции от РВК через фондыС-групп венчурс и Лидер-инновации. В мае2019 года китайская Huawei приобрела патенты и командуразработчиков Вокорд. По данным источников Ведомостей,Huawei при этом купила не сам Вокорд,а учрежденную его сооснователями и представителями обоихфондов в конце 2018 года компанию ООО Игл софтлаб,которой Вокорд ранее передал права на свои патентыи оборудование. В Игл софтлаб тогда также перешлабольшая часть сотрудников Вокорд. Сумму сделки источники изданияоценили в $4050 млн.

 Чего вы ждете в 2020 годув таком случае?

Думаю, что рыноквырастет. Мы очень надеемся, что в конце первого кварталаподоспеют ежегодные исследования с более широкой методикойподсчета DSight иMoneyTree,  которые мы также поддерживаем,мы увидим продолжение тех трендов, которые наблюдали,например, по итогам первой половины 2019 года.По данным MoneyTree, тогдарынок вырос более чемв 2,5 раза по сравнению с предыдущим периодом(схожие результаты показало исследование Венчурногобарометра).

 Методикаисследований Inc. за последние 2 года не менялась:спин-оффы и M&A не учитывалисьи в 2018 году. По публичным сделкаммы видим, что их число и объемы все-такисокращались.

 Это связано с изменением структурывенчурного рынка. Очевидно, что наш рынок смещается в сторонукорпоративного венчура, более зрелых стадий и крупных сделокмеждународных фондов, команд-выходцев из России и техкомпаний, которые стали глобальными.

Это и HeadHunter,который вышел с IPO на NASDAQ  и былоценен более чемв $1 млрд, и DataDog фонда RTP Ventures ЛеонидаБогуславского (нью-йоркская DataDog вышла на IPOв сентябре 2019 года, RTP заработал на этом около$800 млн.  Inc.), и Badoo(Сервис знакомств Badoo был запущен российским миллиардером АндреемАндреевым в Лондоне в 2006 году.В 2019 году он основал холдинг MagicLab,объединивший Badoo и три других его приложения для знакомств,и продал свою долю в нем инвестгруппе Blackstone Group.Сумма сделки не разглашалась, сам холдинг был оцененв $3 млрд.  Inc.)

Считать сделку с Badoo российской илинероссийской  не так важно. Важно, что она затрагиваети российский капитал, и российских фаундеров,и инвесторов, и российский рынок с точки зренияпотребителя.

 Объем публичныхвложений корпораций в 2018 году составил более4 млрд руб., в 2019 году 2,5 млрд руб. Количество публичныхсделок также снизилось более чем в два раза:с 48 в 2018 годудо 23 в 2019 году.

 Возможно,вы не учитываете какие-то сделки из-за методики.Вы же не считаете спин-оффы, а для корпорациисоздание спин-оффа является типичным примером такого партнерствас частными предпринимателями.

 По поводу упомянутых вами зарубежныхсделок  вы считаете, что сделки компаний,зарегистрированных россиянами в иностранных юрисдикциях, тожеотносятся к российскому рынку?

 Мы не придерживаемся какой-то категоричной позиции,это зависит от методологии конкретного исследования.Намважно понимать, что происходит на рынке, который состоитиз целого ряда слоев, географий и подходов [к оценке].Но если говорить о структурировании, я не вижу,почему привлечение иностранных юрисдикций должно исключать компаниюиз российского рынка. Многие компании в нашем портфелеимеют представительства и структуру с участиеминостранных юрлиц, чтобы эффективнее оперировать в другихгеографиях.

Иски  это нормально

 Однимиз зафиксированных в исследовании Inc. трендовв 2019 году стал практически полный уходс венчурного рынка иностранных инвесторов (объемих сделок уменьшился с 12,6 млрддо 1,8 млрд руб.). Что вы думаете об этойтенденции?

 Безусловно, нельзя отрицать, что за последние57 лет количество иностранныхфондов, оперирующих в России, сократилось по понятнымполитическим причинам. Но локального тренда на горизонтеодного-двух лет мы не видим. Наоборот,нам кажется, что международное сообществовполне адаптировалось к политической конъюнктуреи находит возможности входить в российскиекомпании  в те сегменты, которые им интересны;так же, как и российские инвесторы совершают сделкина глобальном рынке. Если мы вспомним по-настоящемукрупные сделки 2019 года  такие как Авито, Nginx,Gett

 Nginx, наверное, никто не забудет послеистории в конце 2019 года.

 Конечно, и обстоятельства, сопровождающие [этусделку] тоже. Но я бы не драматизировал: любаякрупная сделка сопряжена с исками.

Крупные международные корпорации ведутдесятки исков одновременно. Так что и к Nginx, как толькоон был оценен в существенную сумму, были предъявленыиски, которые, как я понимаю, сняты. Иски  это нормальный подход в решениикорпоративных споров.

 Некоторые российские инвесторы мне на этутему говорили, чтоза рубежом иски  это действительно норма,но арбитражные, а не маски-шоу.

 Конечно, ничего хорошегов исках и в корпоративныхспорах нет. Безусловно, такие события влияютна инвестиционный климат. Но компания осталась при своих[активах], никто не пострадал. Инициатор иска, как я понимаю, его забрал.В этом смысле и Rambler, и его акционеры в видеСбербанка, и правоохранительные органы, и общественность,и журналисты, и предприниматели заняли разумную позицию,проявили мудрость. Хорошо, что нашрынок не пополнился кейсом, который  если быон реализовался  могоказать долгосрочное влияние на инвестиционный климат,и что вся эта история перешла в разрядэпизода.

 Юристы отмечали, чтоотозванный иск не означает автоматического закрытиядела.

 Что будет дальше,комментировать сложно. С любой компанией в любой моментможет случиться все что угодно.

 То естьвы думаете, это не повлияет на отношение иностранныхинвесторов к рынку?

 Конкретно этотэпизод  я уверен, не станет камнемпреткновения. Во-первых,он ничем не кончился. Во-вторых, государствои акционеры Rambler продемонстрировали очень важный для инвесторов сигналразумности, стремления избегать несправедливостии использования правоохранительных органов в той зоне,за которую традиционно во всем мире отвечаетарбитраж. В моем понимании этопозитивный сигнал для инвесторов, особенно крупных.

Сделки ниже линии рынка

 Многие российскиебизнес-ангелы говорят, что уход с рынка иностранных инвесторовбольше связан даже не с такими делами, как Baring Vostokили Nginx, а с тем, что на нем нет выходови хороших проектов. Насколько это верно,по-вашему?

 Инвесторы каждый год, подводя итоги, читают печальнуюмантру, что проектов нет, выходов нет и все могло бы бытьгораздо лучше. Но отрицательных трендов, показывающих, чтоколичество выходов существенно уменьшается или что фонды перестаютподнимать деньги, потому что им некуда инвестировать,мы не наблюдаем.

Наоборот, если мы посмотрим наданные опроса участников рынкав исследовании Венчурный барометр, мы увидим,что заметная часть инвесторов две трети, по итогам Барометра,  смогли увеличить объем капитала своихфондов. Это означает, что люди планируют инвестировать дальше. Онимогут показать свой пайплайнинвесторам, и он настолько убедителен, что они привлекаютфинансирование.

Кроме того, мы видим,какие сдвиги происходят в среде корпораций, которые активноиспользуют инструменты акселерации, венчурных фондов, M&A,спин-оффов и наращивают свой венчурный капитал.Чтокасается фондов с участием РВК, за 2019 годони инвестировали 1,7 млрд руб.в 24 портфельные компании. И мы не видим уменьшения количества достойныхпроектов. Другие институты развитияполучают от государства дополнительные средства ипривлекают соинвестиции с частнымкапиталом, не исключительно государственным.

Нам не кажется, что число достойныхпроектов сокращается.

Намне кажется, что число достойных проектовсокращается.

 Можно ли подтвердить этот тезис какими-тоцифрами?

 Да, есть единые базыданных, где институты развития объединяют свои пайплайны, показываяобщее число проектов, которые они поддержали. Мы можемпосмотреть совокупный объем нашего портфеля и портфелей другихкрупных структур, того же ФРИИ. Правда, в 2019 годуФРИИ мало инвестировал, но в целом такого рода широкиепортфели растут. На конец прошлого годав портфель РВК входило 29 фондов и около180 проинвестированных компаний и это не считая тех проектов,из которых был совершен выход. Объем капитала наших фондовза 2019 год увеличился более чем на третьи составил почти 65 млрд руб.

 Российские частныеинвесторы в 2019 году тоже уменьшили свои вложения: числопубличных сделок сократилось с 36 до 18, общийобъем  с 1,86 млрд до 1,16 млрд руб.Насколько по этим цифрам можно судить о состояниирынка?

 Этот рынок довольно сложно оценить, потому чтоон наиболее закрытый. Зачастую инвесторы не испытываютжелания раскрывать параметры сделки или даже просто подтверждатьее факт, что не отменяет сделку как таковую.Поэтому для оценки каждой сделкии рынка часто используются экспертные комментарии, которые,по нашему опыту, всегда очень близкик действительности.

Заметная часть всеговенчурного рынка  30%, наверное, совершенно непрозрачна для исследователей.И в наибольшей зоне непрозрачности находятся именночастные инвесторы.

 У бизнес-ангелов действительно стало меньше сделокили рынок просто становится менее прозрачным?

 Венчурный рынок становится болеепрофессиональным. Хорошие проекты могут предъявлять целый комплекстребований к инвесторам. В этом смысле частный инвесторможет оказаться в менее конкурентной позиции, чем корпорацияили государственный инвестор. Поэтому бизнес-ангелы продолжаютконцентрироваться на очень небольших чеках и проектах,которые часто находятся below the line рынка. Онине столь заметные,и журналисты о них меньше пишут, но таких сделокмы видим очень много.

Например, в сделках ФРИИ, который инвестировалв сотни компаний, всегда присутствуют бизнес-ангелы. Большеполовины наших сделок также разделены с бизнес-ангелами.Другое дело, что удельный вес частных инвесторов на рынкестановится меньше. Яркие крупные сделки совершают инвесторы,способные предложить что-то кроме денег в Cap Table (таблицакапитализации компании, показывающая распределение акций междустейкхолдерами. Inc.) Думаю, чтоследующие этапы развития рынка будут связаны с увеличениемактивности и чеков корпоративных инвесторов.

 Пока активностьна венчурном рынке увеличивает только государство,но многие инвесторы считают, что госфонды требуют меньшейдоходности от своих проектов. Представитель Ростелекомапосле подписания соглашения с ФРИИ сообщил, что компанияожидает от фонда доходности в районе 1920% на горизонте 57 лет. Насколько такие цифры соотносятсяс доходностью фондов с участием капиталаРВК?

 Средний показатель доходности в мире  22%годовых. Минимальная доходность, на которуюмы рассчитываем,  810% годовых. Сейчас в портфель РВК входит 29 фондов,у нас не было ни одного фонда, закрытогос минусом. Все сделки по выходам, которые мы делаемежегодно, обладают доходностью, которую Росимуществои мы считаем приемлемой, и она вполне соответствуетсреднерыночной доходности.

Приэтом мы решаем и государственные задачи.Это зачастую влияет на уровеньприбыли, потому что мы работаем в более трудныхи наукоемких отраслях, чем некоторые участникирынка.

Но та экспертиза, которую нам удаетсяпривлекать, помогает фондамобеспечивать такую доходность, которая вполне соответствуетроссийским и международным средним показателям. Если бымы были частной компанией, наши инвесторы были быдовольны.


Итоги фондов с участием капитала РВКв 2019 году:

  • 24 выходана общую сумму в 2,3 млрд руб, из них 15 с прибылью;
  • создано 4 новых фонда: Новая индустрия,совместный фонд с Минпромторгом, фонд для поддержкиперспективных образовательных технологий и TerraVC;
  • 24 портфельныекомпании получили инвестиции на сумму 1,4 млрдруб;
  • совокупныйкапитал фондов РВК вырос на 30%по сравнению с 2018 годом и составил64,4 млрд руб. (в 2018 году  48,8 млрдруб).

Источник: данныеРВК

Посмотрим на опыт Китая

 Планирует ли РВК разрабатыватьдополнительные меры поддержки стартапов?

 Мы активноработаем над совершенствованием законодательных практик.В проекте стратегии венчурного рынка, который сейчас находитсяна рассмотрении Минэкономразвития, около 40 инициативносят характер юридически-правовой рекомендации по улучшениюрегулирования и подходов государства к инвестиционнымпрактикам.

23 января у нассостоялось заседание рабочей группыпо венчурным инвестициям при АСИ по следампоручения Президента, который предложил четче структурироватьпрактику и методику правоохранительных органов в частианализа эффективности использования бюджетных средств длявенчурного инвестирования. (Имеется в виду поручение2199, п.2, данное правительствуРФ в сентябре 2019 года после того, как помощникпрезидента Андрей Белоусов на заседании АСИ сообщил о риске получить20 лет за инвестиции в российские стартапы.Поручение должно быть исполнено к 1 июня 2020 года. Inc.).

В рабочую группу по этому вопросу вошлии институты развития, и частные независимые эксперты,и правоохранительные органы. В течение нескольких месяцевона должна дать детальные рекомендации по изменениюзаконодательства в этой области. Целью нашей работы являетсясоздание стандартов, которые позволили бы правоохранительныморганам оценивать эффективность использования государственныхсредств для венчурногоинвестирования.

 Вы ожидаете, что критерии анализаэффективности будут смягчены?

 Отчасти да. Но мы здесь оперируемне терминами смягчения, а терминами введения стандартов.Это гораздо важнее и системнее. Рабочая группа будетзаниматься прояснением и созданием такихстандартов.

 Что надо было бы прояснить в первуюочередь?

 Самой сложной зоной для квалификации поведенияинвесторов является анализ оправданности рыночного риска. Гдезаканчивается рыночный риск и начинается злоупотребление илинекомпетентность инвестора, управляющего или чиновника? Проведениечеткого водораздела в этой области является главным фокусомработы группы.

 Как можно было бы оценить злонамеренностьили риски, по-вашему?

 Подходов много. Мне не хотелось бысейчас уходить в юридическую сторону, так как все предложения прежде всего должны бытьрассмотрены и верифицированы участниками рабочейгруппы.

 Что касается проекта стратегии РВК, которыйнаходится на рассмотрении у Минэкономразвития:будет ли в нем что-то меняться? Насколько повлияетна это смена правительства?

 Стратегия  это живой инструмент. Часть инициатив,которые были предложены в ее рамках, уже нашла применениелибо находится на этапе внедрения.

 Будет ликорректироваться главная цель РВК  увеличить годовой объемсделок к 2030 году до 410 млрд руб.в год, в 30 раз на момент составления проекта?Будете ли вы принимать во внимание уменьшениеобъемов публичных сделок в 2019 году?

 Я не думаю, что это произойдет. Повторюсь,публичные сделки не являются рынком. Например, я участник рынка труда. Моя зарплата не публична, но этоне перестает делать меня таким участником. Точно такжесущественная часть любого рынка находится вне публичной сферы. Намкажется, что рынок существенно больше, чем описываетсяисследованиями.

Возможно, стратегия будет расширяться новымиинициативами. Как изменения в Правительстве повлияютна венчурный рынок, оценить сейчас сложно.Но мы не думаем, что может быть существенный сдвигкак в оценке значимости венчурного рынка, таки в той команде людей, которые являются проводниками егоидей.

Можнопосмотреть опыт США, Китая, Израиля: в этих странах венчурныйрынок занимает около 0,3% ВВП. Это сравнительно немного,но он продуцирует инновации, технологии, продукты,которые в дальнейшем вливаются в экономику страныи приводят к интенсивному росту крупнейших компанийи сегментов. Именно эту роль мы отводим венчурному рынкув нашей стране.

Целевые цифры стратегии не будутподвергнуты ревизии; 0,3% ВВП  это показатель, близкий к эталону. Венчурный рынок должен примерно столько веситьв любой технологически развитой экономике.

 Вы уже общались с новым главойМинкомсвязи?

Мы тольконачинаем вовлекаться в работу обновленного правительства.Но с учетом того, что предыдущий вице-премьер (МаксимАкимов.  Inc.)является председателем советадиректоров РВК, нашими постоянными контрагентами являются несколькоминистерств, вовлеченных в инновационное развитие экономики,и я думаю, в ближайшей перспективе нампредстоит встроитьсяв их работу.

 А Максим Акимов останется на постуглавы совета директоров РВК?

 Пока не знаю, этот вопрос ещене обсуждался.

 Вы упомянули, что изучаете опыт другихстран. Какой из них мог бы быть наиболее актуальным дляРоссии?

 Мы изучаем опыт Евросоюза, Китая, Израиля,американский рынок.

Слепо копировать зарубежные моделина наш рынок было бы неправильно, мы другая страна, с другойструктурой экономики.

Кроме того, все эти рынкиформировались в разное время: американский в 197080-х, израильский в 2000-х, китайский  в 2010-х.

Но схожие моменты есть. Например, в китайскихпрактиках мы обращаем внимание на ту скорость,с которой китайское государство освоило венчурные инструментыкак способ поддержки частной инициативы. Оно сыграло большую рольдля развития венчурного рынка, сейчас он стал зрелыми государство постепенно уменьшает свое участие. Этойстратегии придерживаемся и мы.

Что будет влиять на российский венчурный рынокв 2020 году? От чего будет зависеть егорост?

 Мы ждем, что главным вектором развитиябудет дальнейшая экспансияна венчурный рынок корпораций. Также мы ожидаем несколькоIPO, потому что мы видим российские компании, которые дозрелидо привлечения публичного финансирования на российскихи международных рынках.

Мы не сомневаемся, что российские публичные площадкисмогут продолжить работу по созданию возможностей длятехнологичных компаний, обладающих меньшей капитализацией, чемтрадиционные голубые фишки, для привлечения публичногофинансирования через займы и IPO small caps.

Подобныезаимствования ужеделают наши портфельные компании  такие как Softline.И мы думаем, что российский публичный рынок будет такжерассматриваться российскими игроками как один из способовпривлечения финансирования и экзитов для фаундерови инвесторов.

Подробнее..

Выходов нет что ждет российские стартапы в2020 году

24.12.2019 18:03:10 | Автор: admin

РАЗОБРАТЬСЯ24 декабря

Выходов нет

Что ждет российские стартапыв 2020 году

Выходов нет: что ждет российскиестартапы в 2020 году

Мария Салтыкова

специальный корреспондент Inc.

Объем российского венчурного рынка в 2019 году резкосократился: по данным исследования Inc., число и общаясумма публичных сделок уменьшились вдвое. Частные российские инвесторырассказали Inc., почему рынок упал, насколько критичным можносчитать такое падение и есть ли перспективыу российского венчура в 2020 году.


Сделки в кулуарах

Количество сделок в 2019 году снизилосьс 275 до 134 по сравнениюс 2018 годом. Их объем сократился во всехобластях, кроме государственного венчура, который показал рост.Среди частных инвесторов число сделок уменьшилосьс 34 до 18, а объем сократилсяс 1,86 до 1,16 млрд руб.

Президент Национальной ассоциации бизнес-ангелов (НАБА) ВиталийПолехин считает, что данные о публичных сделках могут отражатьне всю ситуацию на рынке: многие сделки, особеннона ранних стадиях, остаются в тени. По его словам,венчурные фонды  единственные участники рынка, кторассказывает о сделанных инвестициях, но даже они делаютэто не всегда и не сразу.

В случае с частными инвесторами увидеть картину целикомневозможно, уверен Полехин. Даже если по цифрам кажется, чторынок растет или падает, причина может быть в том, чтокого-то в прошлый раз посчитали, а кого-тоне посчитали. Объем российского венчурного рынка при этом сампо себе невелик, так что любая неучтенная сделка может влиятьна результаты исследований.

Лучшие сделки проходят тихо и в кулуарах, говорит частный инвестор, основатель венчурного фонда Begin CapitalPartners Алексей Менн. По его словам, сейчас стартапу легчевсего привлечь первое бизнес-ангельское финансирование до $1 млн. У нас много частных инвесторов, ктоготов рискнуть или хотел бы быть причастным к стартапам.Только я знаю человек 500, которые сделали хотя бы12 сделки за год,  указал он.

Но объяснять спад на рынке только его непрозрачностью,по словам Менна и некоторых других инвесторов, будетневерным. Основные причины такой ситуации  нехваткавозможностей выхода, громкие судебные иски, ухудшениеинвестиционного климата и продолжающийся отъезд лучшихпроектов за рубеж.

Безвыходное положение

Один из главных рисков для инвесторов сейчас невозможность экзита. Наибольшие трудности, по мнениюПолехина, с этим испытывают венчурные фонды. Медианная оценкароссийского стартапа на выходе, по словам Полехина,составляет $1315 млн. Так что бизнес-ангелы и посевныефонды могут сделать свои 10х, если заходят в проект при оценкев $500 тыс., $1 млн, $1,5 млн или даже$2 млн,  когда венчурный фонд выкупит их долина раунде А. Вероятность, что сам фонд после этого что-тозаработает на экзите, очень маленькая, отметил президентНАБА.

Для частных бизнес-ангелов все еще хуже. Я не вижу,чтобы фонды были готовы выкупать проекты у инвесторовпредыдущих стадий. Все сидят до финального выхода, возражает частный инвестор Олег Евсеенков. Возможностей выходов,по его словам, практически нет и последние события(дело Nginx) еще болееусугубляют ситуацию.

Что-то продать на рыночных условиях сегодня можно толькоСбербанку с Mail.ru Group,  подтверждает Менн. Прочиеучастники рынка, по его словам, часто вообще не понимают,что такое венчур, а Яндекс хочет либо очень дешево купитьстартап, либо сделать его самостоятельно. Для иностранногоинвестора вкладывать деньги в российскую компанию,по мнению Менна, в таких условиях также рискованно.

Маски-шоу и иски

В 2019 году иностранные инвестиции в стартапы,зарегистрированные в России, сократилисьдо 1,8 млрд руб. В 2018 году их объемсоставил 12,6 млрд руб. Тогда рынку помогли дорастидо максимума две крупные сделки  WayRay (5,3 млрд руб.)и Nginx (2,8 млрд руб.),но даже без их учета общая сумма сделокв 2019 году уменьшилась в 2,5 раза.

Прямого запрета на инвестиции в Россию нет,но понятно, что на данный момент рынок оптимизмане внушает и к нему все относятся с особойосторожностью. Так что удивительно, что он вообщене ноль,  считает Полехин.

На ухудшение российского имиджа за рубежом, по егомнению, больше всего повлияло дело Baring Vostok. То, что сам Baring большене планирует собирать следующий фонд в России,  этосигнал, что ситуация не будет улучшаться, уверен эксперт.

Истории, подобные Baring Vostok и Nginx, конечно, сильновлияют на рынок, полагает Алексей Менн. Инвестор может бытьдаже не в курсе деталей этих дел, но стоит емузабить Россия в Google  и у него остаетсяощущение, что его права как акционера могут быть не защищены.На американском рынке также много исков компаний другк другу, но это арбитражные иски  без выемкидокументов, масок-шоу, автоматов и так далее, указал Менн.

Для иностранных инвесторов, по его словам, также играют рольвалютные риски. Поверить, что курс рубля к доллару будет 120,проще, чем снова 30. У вас может быть отличная компания,отличный рост, но рубль изменился в 2 раза и инвестору, который вложил в вас доллары, будет сложнозаработать,  добавил Менн.

Инфобизнесмены атакуют

Еще одна (и главная) причина падения рынка  в том,что хороших проектов просто не стало, считает частный инвесторАлександр Румянцев. Недостаток выбора, по его мнению,объясняется тем, что качественных образовательных проектов,направленных на развитие технологичных стартапов,на рынке по-прежнему нет. Тот же ФРИИ, по егословам, этим заниматься уже перестал.

На рынке остались только псевдоинфобизнесмены, которыерассказывают, как создавать технологичные стартапы. Но когданачинаешь проверять информацию, которую они дают, оказывается, что они только собирают деньги с людей, заявил Румянцев.

Единственный игрок на венчурном рынке, который создаеткачественную воронку, чтобы частные инвесторы могли вкладыватьденьги,  это акселератор Skolkovo Community, считаетРумянцев. Я вижу, что он набирает обороты,и я надеюсь, что если он выйдет на полную мощьв следующем году, то лично у меня сделок будетзначительно больше,  отметил инвестор.

Основателям оставшихся хороших проектов, по его словам, всечаще рекомендуют регистрировать их в другой юрисдикции.Много разных акселераторов, которые забирают проекты, увозятих в другую страну, и [их фаундеры] открывают тамкомпанию, получают инвестиции и так далее. Сейчас это оченьпопулярно, даже государственные компании рекламируют такиеподходы,  пояснил он.

Фондов у нас практически нет. А фондов,у которых хочется взять деньги,  еще меньше, говорит Алексей Менн. Поэтому посевные фонды советуют стартапампереезд за границу. Сами фаундеры также понимают: чтобыподнимать хорошее финансирование и делать какие-то значимыевещи, надо переезжать.

Какие стартапы инвесторы будут искать в 2020 году



ВиталийПолехин

президент Национальной ассоциации бизнес-ангелов (НАБА)


Я смотрю по 5 проектов в день. Понятно, чтоя вижу не все проекты, которые есть на российскомрынке, но за этот год мы инвестировалив 3 стартапа. Соотношение между просмотренными проинвестированным при этом сейчас стало очень жестким. Этоне та ситуация, которая была в 2010,2012 и 2013 гг., когда куда палкуни воткни  везде дерево вырастет.

У меня 3 основных требования к проектам. Во-первых,классная идея. Во-вторых, наличие прототипа. И в-третьих,способность привлекать пользователей и монетизировать продукт.Бывает так, что выручка есть, а юнит-экономикане сходится,  значит, команда не умеет дешевопривлекать клиентов и хорошо на них зарабатывать.В результате даже наличие прототипа и первыхпользователей не дает уверенности, что в этот стартапможно инвестировать.

Проект, который выходит на международный рынок, конечно, будетиметь преимущества: все инвесторы хотят, чтобы продукт имелглобальный потенциал. Но такое бывает нечасто, так что проектдля российского рынка  это нормально. Рынок больше100 млн населения достаточен, чтобы построить миллиарднуюкомпанию. И в России такие примеры есть: посмотритехотя бы на Delivery Club  в следующем году этоточно будет миллиардная компания.



Дмитрий Бергельсон

частный инвестор


В 2018 году у меня было много сделок, все компаниихорошо растут, они подошли к поиску нового раунда.На этот год у меня не было планов сильно расширятьпортфель, потому что набранные проекты требуют больших усилий,времени и ресурсов. Так что у меня был всего один выходи одна новая сделка.

Тем не менее за год приходят сотни заявок, несколькодесятков новых проектов успел отсмотреть. 57 % кажутсяадекватными, но только их десятая часть  для меняцелевая. Я смотрю на retail tech с понятноймеждународной перспективой. Если проект может действовать тольков России  это неинтересно, это всегда было так.



Олег Евсеенков

частный инвестор


Я был более активен в прошлые годы; сейчас у меняосталась небольшая сумма для инвестирования, так что я сталменее активен по объективным причинам. За 2019 годпросмотрел презентации, наверное, у 4050 проектов.По сравнению с 2018 годом их стало немногобольше: мне кажется, это связано с тем, что сейчас становитсябольше интересных проектов и людей, которые этиминтересуются.

Наиболее интересные для меня секторы сейчас  это новаямобильность (транспортные средства), киберспорт и IT-решениядля промышленности. Главные факторы при выборе остаются те же:во-первых, наличие у стартапа хорошей, адекватной команды,которая понимает, что она делает и зачем.И во-вторых  готовность и возможность выйтина глобальный рынок.

Что касается российского рынка  у меня в силу опытаработы на госслужбе (Евсеенков в 20112013 гг.возглавлял министерство промышленности, инновационныхи информационных технологий в Рязанской области,с 2013 года стал управляющим директором по финансамРоснано.  Inc.) частьмоих инвестиций была сделана в российские компании в расчете на рост импортозамещения. И вот эта частьпортфеля  самая неудачная.

У меня была пара сделок 2019 году, но они былималенькие. В следующем буду пытаться что-нибудь продать.

Подробнее..

Чего я не знал, начиная бизнес Тимур Артемьев, сооснователь Евросети

16.12.2019 18:03:09 | Автор: admin
Чего я не знал, начиная бизнес: Тимур Артемьев, сооснователь Евросети
Иллюстрация: ЕвгенийТонконогий/Inc.

Первый магазин Евросеть Тимур Артемьев и Евгений Чичваркиноткрыли в 1997 году. Компания быстро вышла в лидерырынка  за десять лет её выручка достигла $5,6 млрд. Но в 2008 годув отношении Чичваркина возбудили уголовное дело,и партнеры продали компанию Александру Мамуту, а самипереехали в Лондон, где запустили ресторанный бизнес. Помимоэтого, Артемьев занялся разработкой моноколес и стал активноинвестировать. Сейчас в портфеле предпринимателя десятокпроектов (от ракетной заправки между Луной и Землейдо ездящего квадрокоптера) на общую суммув $14 млн, причем основные из них  Retrotopи MDSeq  специализируются на биотехнологиях.Артемьев хочет дожить до XXII века, чтобы увидеть Россиювеликой и процветающей. Предприниматель рассказал Inc., чемопасны большие деньги, почему венчурные фонды не работаютв сложных отраслях и как сохранить ментальное здоровьев современном мире.

1

Романтизм нужноприземлять


Нас кормят идеалами:мы патриоты, великая нация, у нас все получится.Мы в этом плане немного наивные: всегда переоцениваемнаши способности и недооцениваем трудности.

Я думал, что всесмогу, ведь я сильный, добрый, умный и честный и это мне позволит сделать бизнес, интегрироватьсяв сообщество. Но потом, когда мы оказываемся наединес проблемами, заработанные деньги приходится отдавать.

К сожалению, мирустроен хищническим образом. Ключевые позиции находятсяв руках охотников, и они паразитируют на условныхсадовниках, которые создают свое. Нужно быть реалистом. Когда вамрассказывают об идеалах, нужно думать не толькоо том, что это красиво, но и о том, кому этовыгодно.

2

Большинство ошибаетсяс рынком


Начинать бизнес надотогда, когда ты хорошо знаешь свой рынок. Лучше для началапойти поработать по найму в компании из выбраннойотрасли, напрямую пообщаться с клиентами  и ужезатем запускать новый продукт.

Часто бывает, что,пытаясь применить новую технологию в жизни,мы придумываем новый рынок. Но ситуация новыйпродукт  новый рынок почти никогда не случается. Обычноэто либо новый продукт, применяемый к старому рынку, либостарый продукт, используемый на новом рынке. Поэтомуруководствоваться надо не своими идеями, а объективнымирыночными реалиями.

В Евросети всебыло market-driven  нами двигал рынок. Мы понимали, чтомобильные телефоны будут дешеветь и захватывать все большиеслои населения, так как это уже жизненно необходимый аппарат.

Моноколеса былиidea-driven бизнесом. Я уверенно жег деньги, чтобы оказатьсяна рынке первым, но рынка как такового не оказалось.Все пошло совершенно в другом направлении  мненеинтересном.

3

Венчур вкладываетв хайп


В сложных отраслях(например, биотехнологиях) венчурные инвестиции не работают.Есть очевидные тренды  например, AI или блокчейн вокруг которых хайп. Владельцы капитала видят это и стремятсявложить туда деньги. В итоге получается дисбаланс: спросопережает предложение. Тут же появляются стартаперы, которые,видя, что тема переоценена, пририсовывают к своему проектуаббревиатуру AI.

В среде венчурныхкапиталистов сильно работает клановость: это некий круг, которыйварится в собственном соку. Чтобы туда попасть, надо отучитьсяв одном из университетов Лиги плюща. Вопрос в том,насколько открытым станет ваш взгляд на вложения послеуниверситетского форматирования. Ведь вас уже обучилине работать с малыми вероятностями. Вы будететолкаться локтями за более вероятные вещи, а остальноепройдет мимо.

У насв портфеле есть серьезная компания MDSeq с технологиейранней диагностики рака. В совете директоров сидят взрослыедядьки из большой фармы. Казалось бы, сумасшедшеепритяжение капитала. Мы потратили много временина венчурных капиталистов, но сколько-нибудь адекватныхоценок от них не получили.

4

Легко стать слугой своихденег


Когда ты находишьсяв тренде и тебя мощнейшей волной выносит наверх, кажется,что никакого кризиса не грянет и есть время торговаться.Просыпается жадность. Рядом начинают виться умные люди, которыепытаются управлять твоими деньгами. Чем больше у тебя денег,тем умнее люди рядом с тобой  и тем тяжелеес ними справиться.

Мы движемсяк сингулярности: в мире есть бесчисленные возможностизаработать огромные деньги, бесчисленное количество инвесторовготовы вложиться в вас. Сами по себе идеии их финансирование не являются столь жеценными, как способность зарабатывать  то есть верновоплощать идею, удовлетворяя потребности рынка.

5

Люди важнее идей,и им нужно давать свободу


Есть люди, которыегиблые темы могут вырулить во что-то полезное, а есть те,которые даже самые интересные проекты просто убьют, потому чтоне будут знать, что и как делать. Поэтому, в первуюочередь, надо понимать, в кого ты вкладываешь,и работать с мотивацией человека.

Раньше я находилмолодого предпринимателя и говорил: Я тебе дам зарплатуи опцион в 1% от бизнеса. Сейчас говорю: Естьидея, мне некогда ей заниматься, я тебеее отдаю  тебе принадлежит 100% бизнеса. Теперь твоязадача со мной договориться, чтобы я в тебяинвестировал деньги.

Есть средняя температурапо больнице: в конечном счете за CEOостается 5%. И вместо того, чтобы зарабатывать опционы,человек самостоятельно размывает свою долю до тех же 5%.В конечном итоге за 10 лет мы приходимк одному и тому же результату  тольков этом случае человек сам был хозяином ситуации.

6

Токсичные люди сразулезут дружить


Если вы нашлитолкового сотрудника, который не совсем подходит подкорпоративную культуру, то ее можно подстроить под новогочеловека. Главное, чтобы он не отравлял жизнь остальным.Один из признаков токсичности  попытка выстроить личныеотношения в деловой среде. Порядочный, уважающий себя человекбудет держать дистанцию. Если кто-то без многолетнего совместногоопыта  когда прошли огонь, воду и медные трубы пытается со мной дружить, для меня это красный флажок. Слишкоммного людей пытались строить со мной близкие отношения,и большинство таких отношений заканчивались тем, чтоя терял деньги.

7

Успех  этоментальное здоровье


Мир меняетсяс громадной скоростью, и к ней нужноадаптироваться  проявлять гибкость, которая позволяетоставаться здоровым. Большинство людей не справляютсяи убегают от этого мира. Я пытаюсь справитьсяи постоянно задумываюсь над тем, что действительно важно.Бешеная обезьяна в моей голове хочет отреагироватьна все, но я это пресекаю, и со временемвсе вторичное само отваливается.

Адаптация  процесснепрерывный, когда постоянно отказываешься от прошлыхубеждений в пользу новых. Раньше я сохранял своиубеждения и пытался продвинуть их людям, верилв свою философию и думал, что её разделяют многие.Сейчас вижу, что люди живут в совершенно разных философиях,и эффективнее изучить все эти сектыи с соответствующими людьми общаться соответствующимобразом.

Подробнее..

CEO Рокетбанка Анастасия Ускова ВРоссии непривыкли платить засервис привыкли страдать соСбербанком

26.11.2019 18:03:16 | Автор: admin

РАЗОБРАТЬСЯ 26 ноября 2019

CEO РокетбанкаАнастасия Ускова: В России не привыкли платитьза сервис  привыкли страдать со Сбербанком

Текст

Никита Камитдинов

Фото

Саша Фаворов дляINC.

РАЗОБРАТЬСЯ 26 ноября 2019

CEOРокетбанка Анастасия Ускова: В России не привыкли платитьза сервис  привыкли страдать со Сбербанком

Текст

Никита Камитдинов

Фото

Саша Фаворов дляINC.

На прошлой неделе руководство Рокетбанка узнало, что группа Qiwiрешилаполностью избавиться от Рокета, наняла советника и началаготовиться к продаже. В Qiwi считают, что Рокетбанк требует слишкоммного инвестиций (1 млрд руб. убытков в I полугодии и 632 млн руб.в III квартале), а также обладает недостаточной синергией с другимибизнесами группы. Гендиректор Рокетбанка Анастасия Усковарассказала Inc., за счет чего команда собирается вылезать изубытков, какого владельца предпочитают в Рокете и почему их небеспокоит имидж хипстерского банка.

О выводе Рокетбанка в отдельное юрлицо

 Вы возглавили Рокетбанк в начале2019 года. Когда вступали в должность, вы уже знали,что совет директоров Qiwi решит продать Рокетбанк и вывестиего в отдельное юрлицо?

 Нет, Qiwi приобреталаактив, чтобы он развивался внутри. Чтобы в Киви Банке,который работает на кошельках, появился портфельс обычными клиентскими счетами.

Когдаиз Рокетбанка ушли фаундеры, руководство Qiwi предложило мневозглавить его и мы стали детально прорабатыватьстратегию. На это ушло примерно 4 месяца с апреля по июль. В августе на советедиректоров мы её презентовали.


Трое сооснователей Рокетбанка  Олег Козырев, АлексейКолесников и Михаил Провизион  покинули компаниюв феврале 2019 года. Тогда же на постгендиректора была назначена Анастасия Ускова.

Стратегии Рокета никогдане были особенно легкими для банков. Рокетбанк инновационени до сих пор является стартапом в своих планах. И,конечно, основной бизнес Qiwi  транзакционный, кошелёчный,расчётный, он сильно отличается от нашего. Поэтому советдиректоров решил разделить актив с новыми инвесторами.

 Для вас это решение сталонеожиданным?

 Нет, когда мы делали стратегию, то понимали, чтопопросим больших инвестиций, и результат будет таким. Тотубыток, который мы кладём в P&L (отчёто прибылях и убытках) Qiwi, у акционеров всегдавызывал вопросы. Для масштаба Открытия, для его огромного балансаи отсутствия притязаний на дивиденды со стороныакционеров это была нормальная история. Желание Qiwi разделить этуинвестиционную историю с другими инвесторами  этонормальное развитие событий.


Qiwi выкупила активы Рокетбанка и банка Точка у банкаОткрытие за 700 млн рублей в 2017 году.Тогда же банк Открытие попал под санацию и перешел подконтроль ЦБ. По словам Усковой, из-за этого с лета2017 до лета 2018 года все маркетинговыеи продуктовые активности Рокетбанка были приостановлены. Счетаклиентов Рокетбанка были переведены из Открытия в КивиБанк только во второй половине 2018 года.

 В августовском отчетеQiwi говорится, чтобизнес-план Рокетбанка имеет инвестиционный профиль, которыйне совместим с риск аппетитом группы Qiwi, а такжеобладает недостаточной синергией с другими бизнесами. Такоеощущение, что совет директоров не понял, что вы хотитеи почему, и поэтому изменились стратегические планына актив.

 Они как раз чёткопоняли, что мы хотим. Мы объяснили, что нужны инвестиции,по сути, в венчурный продукт, которые съедятдивиденды  это то, что называется несовместимыпо инвестиционному профилю. Большинство акционеров Qiwi хочетполучать дивиденды, а не инвестировать в венчурныепроекты.

 Большинство  этовообще кто? Мы знаем, что основные владельцы Qiwi это Сергей Солонин и Борис Ким.

 Солонин и Кимпокупали Рокетбанк и хотели, чтобы он развивалсяна базе Qiwi. Они-то как раз в проект верят,и оставить его часть  это их инициатива.Но есть большой пул других акционеров, которые вложили деньгив транзакционный бизнес Qiwi, который приносит большие доходы,и они ожидают от него соответствующих дивидендов.

 Кого-то из них можетеназвать?

 В связис тем, что акции свободно торгуются, ключевых инвесторовя даже и не назову. Знаю, что у Открытия естьдостаточно серьезная доля, но структура акционеров мненепонятна. Мы, как бизнес, этой информацией не владеем.

 Вы говорили, чтоСолонин вместе с вами разрабатывал эту стратегию. Результат,который вы показали на совете директоров, не сталдля него неожиданностью?

 Нет, конечно. Сергей действительно был очень плотно вовлеченв ее разработку.

 Как вы восприняли итоговоерешение совета директоров Qiwi продать Рокетбанкполностью?

Какновый этап в развитии компании. Для отрасли в целом это может статьначалом новой эры банкинга, а для потенциального инвестора стартом тотальной трансформации, только быстрой и настоящей, а некомитетной и бумажной. Жаль, что эта революция случится не вQiwi

О новых инвесторах

 Я правильно понимаю, что,начиная ещё с той первой сделки с Открытием, Рокетбанкне функционирует так, как хотелось быкоманде?

 Нет, этот периодзакончился в феврале. Мы выпустили на рынок многопродуктов за последнее время, ещё больше есть в планах.Этот процесс с выделением в отдельное юрлицо идётпараллельно.

 Он не мешает?

 Совершенноне мешает. Сейчас мы свободны в своих действиях: насне ограничивает ни Qiwi, ни, тем более, другая сторона,которая ещё не вошла в сделку.

 Среди потенциальных инвесторовРокетбанка называлимобильный оператор Билайн. С нимдействительно ведутся переговоры?

Я не могу об этом говоритьиз-за NDA, но мы ведём переговоры с большим количеством инвесторов,и у всех разный интерес. Есть инвестиционные фонды, которыминтересно развитие, рост проектов. А есть системные инвесторы,которые готовы вписать Рокетбанк в свои бизнесы и видят какую-томощную синергию. Это могут быть и телеком-компании, и какие-тодругие холдинги, которым не хватает финансового сервиса.

Банки в приоритете. Они могутполучить максимальный эффект от сделки и одновременно решить задачуQiwi по передаче со своего баланса продуктов Рокета, несоответствующих основной стратегии группы. Банки заинтересованы вполном контроле актива, поэтому за основной сценарий сейчас и взятаполная продажа.

У нас могут быть совершенноразные модели сотрудничества. Банк может работать с нами вместе,получая инфраструктуру, наши наработки то есть полностью весьфинтех, который смогут использовать его клиенты. Но это может бытьи партнёрство, когда мы, к примеру, открываем филиал в другом банкеи приходим туда с готовой инфраструктурой, вместо того, чтобыподнимать диджитал на этом многовековом монолите.

 Какого инвестора предпочла бываша команда?

 Мы бы предпочлитого инвестора, с которым у нас может быть эффективнаясинергия. Мы не участвуем в выборе инвестора,с точки зрения его доли и финансовых условий сделки,но у нас есть определённые требованияк потенциальным партнёрам. Рокет всегда обладал достаточновысокой степенью свободы, практически абсолютной,за исключением каких-то регуляторных историй. Нам никтоникогда не говорил, какие проекты делать, а какие не делать, потому что всё, что мы делали, всегдавыстреливало лучше, чем у того партнёра, с которыммы работали.

 Переговоры пока ведутся толькос российскими игроками? У вас вообще есть планына западный рынок? Что написано об этом в вашейстратегии?

 Пока это только российская история, да.Я не исключаю никакого развития событий, но нашастратегия не включала сценария выхода на Запад.

 Правда ли, что советдиректоров решил искать нового инвестора, потому чтосчитал, чтовы должны заниматься только дебетовыми карточками,а вы захотели выпускать кредитные продукты?

 Наверное, этоне совсем правильная интерпретация ситуации, потому чтомы уже развиваем кредитные продукты. Какая бы класснаятранзакционная карта у тебя ни была, в ней должнабыть возможность помочь человеку финансово в момент, когда емунужны деньги. И от того, как ты угадаешь этотмомент, зависит его лояльность и сколько он будет готовзаплатить.

Чем плоха обычная кредитнаякарта? Ты берёшь её, пользуешься, и всё вроде нормально.Потом ты вылетел из льготного периода, и у тебянегатив. Непонятно, что с ней делать, потому что ты забыли эту цифру, и эту дату, и что пользуешься этойкартой. Вот так не должно быть. Клиент должен иметь доступк деньгам, но не должно быть так, чтобыон заплатил, сам того не желая.

Вообще,Qiwi такая компания, в которой нет ограниченийна продукты внутри: к примеру, у Совести естьрассрочка. В наших планах тоже есть рассрочка: она может бытьпо-другому реализована, у нас свое продуктовое видение, но,тем не менее. И никогда в Qiwi не ограничиваливнутреннюю конкуренцию.


Нам никто никогда не говорил, какие проекты делать,а какие  не делать, потому что всё, чтомы делали, всегда выстреливало лучше, чем у тогопартнёра, с которым мы работали.

О миллиардном убытке

 Убыток Рокетбанка в первойполовине 2019 года составилболее миллиарда рублей. Куда уходит такаягигантская сумма?

Основная история, которая связанас убытками любого банка,  это дебетовая картас хорошим тарифом: бесплатной доставкой, большим лимитомна снятие, и так далее. По сути, это инвестицияв клиентов, которые входят в твой продуктовый pipeline.У дебетовой карты должен быть очень выгодный тариф, чтобыклиенты ею пользовались, и классный сервис.

Ни для когоне секрет, что банки зарабатывают на активной частибаланса  то есть на кредитах. Когда речь идето необанке, кредитную историю может осилить только тот, ктоаффилирован с каким-то большим банком. Если бымы остались в Открытии, то через какое-то времямы бы начали кредитовать своих клиентов из денегОткрытия. Примерно то же самое сейчас происходитв Qiwi. Просто там это было бы быстрее.

 Как вы собираетесь выйтив прибыль? За счёт кредитных продуктов?

 Не только. Этовопрос наполнения предложения клиенту. Дешёвая картас выгодным тарифом  это гибкая ситуация,и к ней можно предложить какие-то фичи, которые клиентбудет оплачивать. Мы проводим тесты по апсейлам всякихфич и понимаем, что клиенты готовы платить. Еслиты предоставляешь клиенту нормальный сервис,и у тебя есть нормальные продукты, то клиентплатит.

 Либо что-то одно: продукт илисервис.

На зарубежныхрынках да. А в России клиенты не привыклиплатить за сервис. Платить за дебет и расчетныйтариф они не готовы  привыкли страдатьсо Сбербанком. Поэтому ты не можешь дать классную,удобную, красивую карту  и одновременно выгодную длябанка, с точки зрения юнит-экономики. Тебе в этом случаеточно нужно будет выдать кредит клиенту.

 Сколько стоит Рокетбанку одинновый пользователь?

 Мы не раскрываем такуюинформацию. В среднем новый пользователь для нас убыточен,но скоро это изменится, потому что мы многое делаемв инфраструктурной части. Себестоимость операции была однойиз причин, почему этот убыток формировался с такимвысоким темпом. Когда мы ушли из Открытия,то стали платить за право использования его сервисов длякарточных переводов, банкоматной сети и других сервисов.Постепенно мы построили свой банк, и вот сейчас перевеликарточные переводы на собственный процессинг. Большая частьюнит-экономики уходит на себестоимость этих сервисов и теперь она уменьшилась для нас ровно в два раза.

Клиенты нам достаютсядешевле, чем другим банкам, потому что мы полностью digital,и у нас проработанная реферальная программа. Оченьмаленькая доля расходов идет на привлечение клиентов.

 Какая доля ваших пользователейживет в регионах?

 Мы доставляем карты в 29 городов  этовсе миллионники и почти миллионники. Москва и Питер,естественно, составляют львиную долю: порядка 50-60%на двоих.

О репутации хипстерского банка

 Рокетбанк считается банком дляхипстеров. Вы довольны такой репутацией?

 Хипстеры  ужестарые люди. Мы относимся к этому спокойно.

Это история про тех, ктов теме: кто понимает, что уже можно никуда не ездить, чтоможно написать в поддержку в полночь, и через триминуты ты получишь ответ. Мы не делим своих клиентовпо полу, городу, возрасту, и так далее. У нас естьодин клиент, которому 92 года, и ничего. Это скорееистория про их способ обращения с деньгамии требования к сервису.

 Вы не закладываетедемографические характеристики в скоринговыемодели?

 В нашихскоринговых моделях нет возраста и нет пола.

 Почему так?

 Потому что на тойстадии диджитализации, на которой сейчас находится Россия, всёопределяется не твоим полом и возрастом, а тем, какты привык тратить деньги, какой сервис ты хочешьполучать, с кем ты рассчитываешься, сколько у тебяфинансовых контактов, как быстро ты хочешь получить доставку.И в разных возрастных группах есть люди, которые общаютсядруг с другом финансово, и им для этого нуженсервис.

Возвращаясь к хипстерам:когда мы начинали, тех, кто в теме, было мало.Но эта аудитория становится всё больше и больше. Онипонимают, что значит нормальный сервис, и могутсравнивать.

 Да, но и другие банкитоже стали в теме.

 Смотря в чём. Да,они тоже доставляют карты. Но, когда ты пишешьим в поддержку, оказывается, что никто не знает, чтопроизошло и как это починить.

 Мне доводилось сталкиватьсяс мнением, что Рокетбанк пришёл на рынок, выстрелил,показал всем, как можно, банки потоптались на местеи пошли в эту сторону. И теперь Рокетбанк где-тонаравне с остальными в плане сервиса, но без техпреимуществ, которые есть у классических банков: безбанковской лицензии, большой денежной базы и всегоостального.

 То, что в своёвремя все пошли в ту сторону, куда пошёлРокетбанк,  это правда. Приложения всех банков стали похожина приложение Рокетбанка. Но мы снова егопеределали, и сейчас у нас в голове уже новый visionтого, как должно работать настоящее банковское приложение.

Большинство операций уходит под капот, они становятся commodity.Чтобы научиться решать проблемы своих клиентов, банкам сновапридется смотреть за развитием наших продуктов. Сейчас,с точки зрения правильного решения проблем, по моейоценке, банки далеко не продвинулись. Да, они сделалиприложения, которые работают, но что касается поддержки,например,  не сильно что-то изменилось с техвремён. Теперь у всех в поддержке появились боты, которыебесят тем, что с ними невозможно решить конкретную проблему.Мы тоже тестируем бота, но включаем его редко.

 Меня не покидает ощущение,что если бы мы сидели в Сан-Франциско, то всё,о чем вы говорите, звучало бы убедительнее.Но откуда у вас уверенность в том, что вот этапрослойка людей, о которой мы сейчас говорим,  чтоона есть и расширяется? Мы видим, что эти люди,во-первых, уезжают из России, а, во-вторых, качество сервисаздесь интересует массы не в первую очередь. Рынок точноидёт в вашу сторону?

 Что делает регуляторс рынком сейчас? Он внедряет систему быстрых платежей(СБП). Как только СБП внедрят во всех банках а мы к этому идём  всё, переводы внутрибанковской системы уже не являются объектом конкуренциини на уровне тарифов, ни на уровнетехнологий.

Такжерегулятор идет в OpenAPI  и это значит, что черезпару лет из любого приложения можно будет получить доступк любому счёту в рамках банковской российской системы.И когда сервис за сервисом становятся коммодити,то начинается конкуренция между сервисами. Если с точкизрения базовых вещей везде всё одинаково, человек начинает смотретьна то, где его понимают и где удобно.


Хипстеры  уже старые люди. Мы относимся к этомуспокойно.

О новых продуктах

 Вы сказали, что выпустилимного продуктов в последнее время. Расскажитео главном.

 Мы выпустилиновое приложение, в котором наконец-то докрутили дебетовуюисторию. Сделали наши карты мультивалютными, чтобыне выпускать дополнительный пластик. Докрутили банковскиебытовые сервисы, нужные клиентам: какие-то мелочи типа SWIFTи виртуальных карт.

Запустили Чекпоинт это кредитный продукт, по сути, подписку на твою будущуюзарплату. Этого нет ни у кого в России, хотя,на наш взгляд, есть достаточно большая аудитория,у которой есть потребность пользоваться своей зарплатой,которую еще не успел выплатить работодатель. Если применитьк нашим молодым клиентам обычные правила банковского скоринга,то 90% банков никогда не дадут им кредит. А ониживут обычной жизнью, часто совершают операции своей основнойтранзакционной картой, и у этих людей возникают кассовыеразрывы. Но нет механизмов, которые покроют кассовые разрывыв рамках регулярного дохода.

 Как вы зарабатываетена этой подписке?

 Есть определенная кредитная ставка в районе 20%годовых  конечно, это не бесплатные деньги. Мнене нравится обычная история, когда тебе одобрили какой-толимит и дали кредитную карту, потому что в этом случаеты ничего не контролируешь. Это сложные условия,не понятно как это работает, и еще ты можешьпостоянно влететь. Мы своим клиентам говорим честно: Вот тебеправо пользоваться этой подпиской, она стоит 190 рублейв месяц. Ты можешь хоть каждый день брать этот кэш,который в итоге в конце месяца закрывается твоейзарплатой.

 У кого вы подсмотрелитакой продукт?

На самом деле, это известныйза границей продукт, в Штатах много таких сервисов.Другой вопрос  концептуализация. Там, конечно, чуть болеесложно это представлено.

Это пока единственный нашкредитный продукт. Из других интересных опций  моелюбимое разделение счета. К примеру, мы сидимв ресторане, и каждый платит за себя  личномне кажется, что это неудобно. Клиент может зайтив приложение, разделить счёт на всех, и всемучастникам этого мероприятия, которых он выбрал, отправляютсяоповещения.

Мы плотно работаемс самозанятыми: среди наших клиентов много разработчиков,дизайнеров, фрилансеров. Зарегистрироваться в качествесамозанятого можно в приложении, и налоги с доходовбудут выплачены автоматом. Это важная история, в которую,прежде всего, пойдет бизнес, потому что бизнес хочет чистотысделок.

 Самозанятые не очень хотятрегистрироваться в налоговой. Разве есть такая потребностьу людей  платить налоги? По-моему, в основном всепросто принимают на карту деньги и ничегоне платят.

 Есть две категориисамозанятых, которым это нужно. Во-первых, те, у кого этиотношения похожи на зарплатные: они сами заинтересованы,и бизнес, с которым они работают, заинтересованв том, чтобы все происходило автоматом, а они простоне заморачивались. Они совершенно не против платитьналоги: главное, чтобы все происходило под капотом.

Во-вторых, те, когозаставляли регистрироваться в качестве ИП: они сейчас нажимаютодну кнопку в приложении Рокетбанка и регистрируются каксамозанятые. А потом мы предоставляем им чекиоб уплате налогов, которые они предоставляют своимзаказчикам.

 Вы уверены, что государствовсе-таки сможет вынудить людей пойтив самозанятые?

Я уверена в том, что это будетработать с двух сторон. С одной стороны, когдагосударство озадачивается чем-то, у него получается. Особенноэто хорошо работает с налоговой инспекцией, на мойвзгляд. Налоговая инспекция  один из самых техническиподкованных органов в нашем государстве. И она способнапротащить историю, когда банк будет обязан отслеживать всерегулярные поступления, и спрашивать будут с него.С другой стороны, я вижу, куда идет человеческоесознание. Моему сыну 14 лет, и у него в школеуже несколько человек чуть старше чем он зарегистрированы каксамозанятые. Потому что они блогеры. И они считают этобизнесом. Своей работой.

Подробнее..

Последние комментарии

  • Имя: neo
    30.04.2020 | 02:07
    Заработать на фрилансе можно просто брать заказы на бесплатных фриланс сайтах таких как https://myjob.asia/ru/ и выполнять и все вы уже зарабатываете. Сейчас коронавирус и работать на заводе опасно. БПодробнее..
© 2006-2020, 07j.ru